home

Вы здесь

Дипломатия джаза или мировая классика в джазовых тонах

30 апреля с. г. в Светлановском Зале  Дома Музыки в Москве состоялся VI Фестиваль, посвящённый Международному Дню Джаза, учреждённому ЮНЕСКО. Как и в прежние годы фестиваль вызвал повышенный интерес публики, поскольку его продюсер, Член Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО, Народный артист России композитор Анатолий Кролл с присущим ему уникальным  дарованием решил напомнить аудитории  о многолетнем творческом альянсе джаза с классической музыкой. Ещё в самом  начале ХХ века появились гениальные и изобретательные джазовые обработки классических произведений, сделанные Д. Эллингтоном, Г.Миллером и многими другими известнейшими джазовыми авторитетами. В Российском джазовом жанре так же существуют разнообразные примеры сочетания классики с джазом. Собственные джазовые обработки классической музыки композиторов В.Моцарта, Ф.Шопена и П.Чайковского на фестивале продемонстрировали известнейшие пианисты – Народный артист России Даниил Крамер и Лауреат Международного конкурса им. Бузони Валерий Гроховский. Джазовую фортепианную фантазию, созданную композитором Александром Розенблатом на основе музыки композитора Ж.Бизе к опере «Кармен»исполнили лауреаты Международных конкурсов-пианисты Алексей Чуфаровский и Владимир Петров. Достойно завершило первое отделение большого фестивального концерта яркое выступление одного из лучших джазовых коллективов Москвы, Большой джазовый оркестр Петра Востокова. Прозвучали джазовые версии музыки Антона Рубинштейна, Петра Чайковского и Сергея Рахманинова. Во втором отделении Джаз – Оркестр «Академик-Бэнд» представил ряд оригинальных джазовых обработок русской классической музыки композиторов  Модеста  Мусоргского,  Михаила Глинки, Александра Скрябина, Петра Чайковского, Сергея Рахманинова, сделанных одним из самых талантливейших джазовых музыкантов России, композитором и аранжировщиком, учеником великого композитора Родиона Щедрина, недавно отметившим свой 75-летний юбилей. Вместе с оркестром «Академик Бэнд» аудиторию в Светлановском зале впечатлил блистательный пианист и композитор из Германии  Давид Газаров, исполнивший несколько своих обработок музыки Иоганна Себастьяна Баха и Федерика Шопена. Заслуженный успех фестиваля несомненно связан с многолетними усилиями Анатолия Кролла по сближению разнообразных джазовых талантов России и зарубежья, требующего не только незаурядного композиторского дарования но и дипломатического искусства в убеждении требовательной аудитории в реально существующем счастливом воссоединении классики и джаза в мировой культуре.

Дипломатия  джаза, на наш взгляд, несколько отличается от понятия джазовой дипломатии, поскольку она призвана способствовать, диалогу,  взаимообогащению и взаимопроникновению  музыкальных культур, установлению или восстановлению естественных уз, идущих из глубины веков, а «джазовая дипломатия» предназначена совсем для других целей, ею нередко занимаются чиновники от культуры.

В 1970 году президент  США Никсон принимал в Белом Доме шаха Ирана. «Его императорское  Величество, – говорил Никсон, – представляет династию, которой 2500 лет, и цивилизацию, которой более 6500 лет. Он любезно согласился в качестве развлечения послушать то лучшее, что могла создать наша цивилизация – американский джаз, который столь талантливо представляет «Модерн джаз квартет».

«Модерн джаз квартет» MJQ - Современный джаз квартет. Основан пианистом и композитором Джоном Льюисом совместно с Милтоном Джэксоном (вибрафон), Перси Хисом  (контрабас) и Кони Кэем (ударные). Идея музицирования заключалась  в создании звука без микрофонов, «естественного баланса», по сути дела филармонического исполнения со строгим дресс-кодом в одеянии музыкантов К сожалению, слухи о предстоящих гастролях в России MJQ так никогда и не подтвердились наяву.

Вопросы диалога цивилизаций и взаимопроникновения культур уже не первый год стоят в повестке дня международных отношений и неизменно обсуждаются в ЮНЕСКО. Джазовая музыка, урождённая в США на стыке двух культур – африканского фольклора и европейской классики казалось бы давно должна была занимать достойное место в программной деятельности ЮНЕСКО, но как-то так получалось из-за сложных отношений Вашингтона с этой международной организацией джаз только недавно «прописался» в её жизнедеятельность, хотя сигналы на этот счёт поступали давно в том числе из России в ходе дискуссии в Исполнительном Совете по вопросу работорговли и рабства как преступления против человечества по докладу депутата Гайаны в Национальной Ассамблее Французской Республики.

Г-н СОКОЛОВ (Российская Федерация) благодарит г-жу депутата и отмечает, что он по роду своей деятельности сталкивался с историей этого вопроса на двух континентах, где он работал, в Соединённых Штатах Америки и Зимбабве, и эта тема ему близка и понятна. По его мнению, формула, которую напомнил г-н Генеральный директор и которую выступающий  впервые услышал в Зимбабве от местных руководителей: «Мы можем простить, но не можем забыть», прекрасно подходит для культуры мира, которую сегодня отстаивает Организация. Оратор отмечает, что, казалось бы, колониализм ушёл в прошлое, но его рецидивы имеют место и в настоящее время, например, в такой отвратительной форме, как терроризм, когда заложники террористов по сути дела становятся их настоящими рабами. Общаясь с видными представителями черной культуры в Африке и в Америке, оратор всегда поражался глубиной мысли в их высказываниях и в искусстве. Впервые он услышал о гибели Мартина Лютера Кинга на концерте Дюка Эллинтона, столетие со дня рождения которого отмечалось в этом году; в следующем году будет отмечаться столетие Луи Армстронага. Пусть даже по техническим причинам ЮНЕСКО сейчас не сможет включить эту дату в календарь памятных дат, но, подчёркивает выступающий, не следует забывать имена этих прекрасных людей, которые своим искусством способствовали раскрепощению духа, утверждению достоинства, и выступление г-жи депутата – это вклад в этом же направлении. (157 ЕХ/ SR 1-11 (SR 9)-page 186)  

Луис Армстронг (труба) – гениальный первопроходец в мире джаза, обладавший уникальной способностью извлечения звука импровизации  а также пения  (скэтом). Его творчество, подобное музыкальной палитре явилось источником вдохновения для множества музыкантов во всём мире, в т.ч. в СССР, куда он, к сожалению не смог приехать.
Дюк Эллингтон –пианист и композитор, создававший свои уникальные творения в непосредственном контакте с основанным им оркестром, с которым выступал перед восторженной аудиторией в СССР в 1971 году.

Потребовалось ещё немало лет не только для счастливого воссоединения США с ЮНЕСКО, но и принятия этой международной организацией в конце 2011 года на  36-й Сессии её  Генеральной конференции резолюции, согласно которой день 30 апреля, начиная с 2012 года будет отмечаться как Международный День Джаза.

В документах ЮНЕСКО, посвящённых этому решению, в частности говорится: «Джазовая музыка – это синоним свободы как для её исполнителей, так и для её слушателей. Вот почему это особое музыкальное направление было запрещено при некоторых тоталитарных режимах» Россия в целом преодолела, хотя и не без трудностей, противоречия, связанные с этим видом музыкального творчества, что, в частности, подтвердили её пять оркестров на первом фестивале, посвящённом  Дню Джаза:

Оркестр Игоря Бутмана, Оркестр им. Олега Лундстрема под руководством Бориса Фрумкина, «Академик-бэнд» Анатолия Кролла, «Большой джазовый оркестр» Петра Востокова, Биг-бэнд «Орфей» Игоря Кантюкова и множество малых составов, убедительно подтвердившие название этого удивительного музыкального действа – «Все цвета  московского джаза».

Так назывался  пятичасовой концерт  в Академии музыки им. Гнесиных, который прошёл при полном аншлаге по случаю первого в истории международного дня джаза. В этом несомненная заслуга композитора и педагога Анатолия Кролла,  давно освоившего в своём уникальном качестве дипломатию джаза в её музыкальном измерении и на важнейших направлениях деятельности ЮНЕСКО – образовании, культуре и коммуникациях. А в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже празднование Дня Джаза началось 27 апреля. Посол доброй воли ЮНЕСКО, легендарный джазовый пианист и композитор Хэрби Хэнкок (его новации и достижения служат вдохновляющим апмсером для тысяч музыкантов  по всему миру-В.С.) открыл празднование первого в истории Международного дня джаза серией концертов, мастер-классов и дискуссий. Вместе с суперзвездами джаза и академической музыки – Маркусом Миллером, Барбарой Хендрикс, Таней Марией, Ди Ди Бриджуотер. По специальному приглашению Хэрби Хэнкока в Париже выступил российский саксофонист Игорь  Бутман, который считает, что выходцы из России в развитии джаза сыграли немаловажную роль, поэтому нужно серьёзно подумать над тем, как сделать так, чтобы  в следующий раз Россия была представлена не одним музыкантом, а как можно большим их количеством, не одним музыкантом. Это, конечно, очень ёмкое замечание. К «выходцам из России» в развитии джаза можно отнести обширную галлерию

Прежде всего в музыковедении утвердилась некая константа, согласно которой джаз – это порождение африканского  фолклора и европейской классической музыки, неотъемлемой частью которой являются русские Мусоргский Модест, Скрябин Александр, Шостакович Дмитрий и др. Но у России был и остаётся свой фолклор, который, несмотря на все зигзаги русофобии продолжает нравиться не только русским, но и зарубежным слушателям. Знатоки джаза ценят «Джаз мессенджерс» – американских посланцев джаза, но сейчас немногие помнят, что одним из первых посланцев джаза из России в Америке был Ленинградский диксиленд. Таких посланцев могло быть значительно больше, если бы ни всевозможные коммерческие, политические да и вкусовые предпочтения. Но все эти и другие соображения рано или поздно рушатся магией подлинного искусства. Например для многих подлинным откровением в мире музыки явилось выступление новосибирского джаз-оркестра под управлением Владимира Толкачева на московском фестивале  биг-бэндов в 1993 году. В интернете этот оркестр можно послушать выступающего успешно  в Южной Корее. Оркестр, состоящий из выпускников новосибирской консерватории, мог бы значительно расширить свою аудиторию в других странах и континентах, но не нашлось пока достойного «промоутера», как в своё время получилось с гастролями в СССР оркестров Бенни Гудмена и Дюка Эллингтона. В первом случае, гастролями стремился заправлять Госдеп, причём до такой степени, что «король свинга» даже не знал лично некоторых музыкантов , которые в данном случае были набраны для гастролей, и не исключено, что  они не были естественными посланцами американской культуры. Даже  говорили, что вначале предполагалось направить оркестр Каунта Бэйси, состоявшем практически полностью из афроамериканцев. Но это не устроило Госдеп, не желавшем, видимо, «играть на руку» советским идеологам с их догматическими установками на поддержку  угнетённых негров США. Оркестр Гудмена, впрочем не только на данный случай,  мог включать и чёрных, и белых музыкантов. Оркестр Дюка Эллингтона в советско-американских отношениях пользовался безупречной репутацией ещё со времен Второй мировой войны, когда отчислял средства, полученные от выступления,  на поддержку Красной Армии. А выступление оркестра Дюка Эллингтона в СССР в 1971 году воспринималось повсеместно восторженно. За этим последовали гастроли оркестра Тэда Джоунса и Мелвина Льюиса, Диззи Гилеспи  и других музыкантов, но до сих пор не до конца понятно. почему в СССР так и никогда не приехал король джаза Луис Армстронг, хотя планы такие были. Сказались, видимо, его противоречивая роль в отношениях с властями, с одной стороны использовавшими его популярность на грани обожествления для целей американской культурной политики за рубежом, с другой стороны создававшими ему трудности внутри США. Уже после смерти Армстронга советские джазмены Константин Носов, Алексей Зубов, Константин Бахолдин, Борис Фрумкин выступали с гастролировавшим в СССР нью-йоркским репертуарным джаз-оркестром, программа которого была посвящена памяти Луиса Армстронга. Противоречивое развитие джаза в России  неизменно связано с отношением к нему властей, которые, в зависимости от настроения, могла приблизить или отвергнуть его. Во время  его исторического визита в Америку Хрущеву была устроена роскошная встреча в Голливуде, на которой он по свидетельству  известного дипломата Н.М.Лунькова, получал удовольствие от выступления выступавших на концерте вблизи от него Мориса Шевалье и Франка Синатры, с которым Луньков  успел подружиться и даже получал потом от него поздравления на посольской работе в Европе. Синатра в американской культуре личность эпохальная как великий певец, оказавший магическое воздействие как на развитие ведущих джазовых оркестров, выступавших с ним, так и на американское кино, завоевав «Оскара» в фильме «Отсюда и во веки веков» за роль т.н. второго плана. Тема соприкосновения джаза и дипломатии в России просматривается весьма насыщенно на судьбе не только легендарного, но и старейшего в мире, по книге рекордов Гиннеса, оркестра Олега Лундстрема, столетие которого только что широко отмечалось  у нас и за рубежом. Зарождению оркестра способствовала мелодия Дюка Эллингтона «Старый добрый Юг», которую студент Олег услышал на пластинке в далёком китайском Харбине, где семья Лундстремов, россиян из города Читы, вместе с другими советскими специалистами жила и трудилась по контракту на строительстве Китайской Восточной железной дороге (КВЖД). Очарование музыкой Эллингтона предопределило всю судьбу и жизнь Олега и его брата Игоря вместе с их друзьями- музыкантами - создателями  оркестра, получившего широкую известность в китайском Шанхае, откуда они   потом при содействии мудро опекавшего их в неспокойные времена советского консула Ерофеева вернулись на Родину. Десятилетия спустя Олег Лундстрем встретил своего кумира Дюка Эллингтона в Москве и поведал ему об очаровании  музыкой «Старого Доброго Юга», которую он вместе с другими мелодиями Дюка не только продолжал играть в собственной интерпретации, но и привёз на фестиваль, уже посвящённого памяти Эллинтона, в  «Кеннеди Центр» в Вашингтоне, куда советскому посольству пришлось принимать меры по срочной досылке из Москвы лундстремовских аранжировок музыки Дюка. Хотя Олег Лундстрем – признанный интерпретатор джазовой классики Дюка Эллингтона, Каунта Бэйси, Глена Миллера, Вуди Германа и других корифеев, его самого можно отнести к числу юнесковских  композиторов, талантливо породнившего фолклор народов бывшего СССР с джазовыми возможностями. В поисках национально- самобытного оркестрового джаза родились такие оригинальные композиции как «В горах Грузии», «Бухарский орнамент», «Дервиш», «Легенда, Сююмбеки» «Юмореска»…   Музыка джаза, способствовавшая раскрепощению духа и утверждения достоинства, прозвучала однажды ещё при жизни Эллингтона весьма уместно в зале Генеральной Ассамблеи ООН в Международный День Прав Человека. В этом же зале в 2015 году выступил джаз-оркестр имени Олега Лундстрема под управлением Бориса Фрумкина, прилетавший в Нью-Йорк при содействии Постпредства РФ при ООН в бытность незабвенного посла Виталия Ивановича Чуркина на концерт, посвящённый семидесятилетию окончания Второй Мировой Войны. Соприкосновения джаза и дипломатии быть может не столь часто, но весьма многозначительно продолжаются… Именно эта музыка стала «великим утешителем» и взломала расовые барьеры  не только внутри Америки, но  и в не всегда удачно складывавшихся  отношениях СССР и США, в чём не малая заслуга нашей культурной дипломатии. Напрасны были опасения тех, кто   боялся «духовного и идейного закабаления» под её влиянием, поскольку русская культура была и остаётся сильна тем, что во все времена могла впитать в себя то, что ей было сродни в других культурах мира, и, обогатившись, вернуться на самобытный путь развития.

Поднимая тему о взаимопроникновении культур, необходимо вспомнить многогранно одарённого и считавшего джаз классикой ХХ века, Юрия Саульского. Немало «отведав» от музчиновников и, что греха таить, от некоторых коллег («Человек человеку – композитор»,– любил шутить он. Саульский, имевший классическое музыкальное образование, очень много сделал для становления у нас джазового искусства и выхода его га международный уровень. Он с интересом изучал исполнительское мастерство американских классиков (при этом толерантно воспринимая новые музыкальные веяния, в том числе и рок-музыку, называя её одной из ветвей того  же древа что и джаз. Особого внимания заслуживает его встреча на Пражском джаз-фестивале 1965 г. С одним из таких классиков, создателем «Модерн Джаз квартет», пианистом и антропологом по первому образованию – Джоном Льюисом: « У нас сразу же сложились какие-то доверительные, даже дружеские отношения, – вспоминал Саульский. – Джон Льюис вообще оказался широко образованным человеком; он посещал в америке все концерты знаменитых советских исполнителей, таких как Рихтер, Ойстрах, Коган, Гилельс. Интересовался и современной музыкой- стравинским, шенбергом, Шостаковичем, Бартоком и даже тогдашними авангардистами – Булезом, Берио, молодым Штокгаузеном. По его словам, он хотел в этот свой приезд в Европу найти ноты и заптст музыки немецкого композитора Вольфганга Фортнера. Вот такой нестандартный круг интересов! Хотя, конечно, это был прежде всего рыцарь старинной музыки, установивший «связь времен» между джазом и серьёзнми акдемическими формами. Связь глубинную, по сути, а непо внешним структурным подобиям». Глобализация, считающаяся порождением Америки, – родная сестра коммерциализации.

Она неожиданным бумерангом уже бьёт по самобытности этой страны, живым воплощением которой для всего мира был и остаётся джаз. Кто-то, видимо, уяснил известную истину: музыка, конечно, может подождать, у неё в отличие от нас впереди вечность, но сохранится ли её аудитория, а вместе с ней и прежняя Америка? Говорят. что после  последних гастролей в Америку оркестра Лундстрема, на фестиваль в Санта-Барбаре некоторые слушатели с изумлением говорили: «Какую музыку мы потеряли!»

***

Луису Армстронгу принадлежит краткое и ёмкое определение джаза как человеческого языка, который со времен его первопроходцев в Новом Орлеане получил многовекторное развитие и стал понятным во всём мире для многих людей, говорящих на разных языках. Важным посредником в этом процессе стала дипломатия джаза, с помощью которой стало возможным договариваться по сложным проблемам. Дипломатия джаза включает как самих исполнителей и композиторов этой музыки, так и многочисленных участников интерактивного процесса общения, получившего признание в программной деятельности ЮНЕСКО, которой ещё предстоит многое осмыслить и сделать для сохранения этого бесценного достояния мирового культурного наследия.

P.S. Как – то так получилось, что у нынешнего ежегодно отмечаемого ДНЯ ДЖАЗА осталась подзабытой страница истории, свидетельствующая о том, что попыткам сближения джаза и ЮНЕСКО недавно исполнилось 50 лет и у истоков этого подвижничества стоял уникальный советский композитор Александр Наумович Цфасман, который вместе с другими выдающимися подвижниками джазового искусства  американцем Уиллисом Канновером (Willis Canover)   и нашим соотечественником Алексеем Николаевичем Баташевым были соучредителями Международной джазовой федерации при ЮНЕСКО, ставшей, как теперь становится ясно, предтечей международного дня джаза. В нашей стране в народной памяти до сих пор живут незатейливые строчки фокстрота Цфасмана «Несостоявшееся свидание», но как композитор и особенно  музыкант Личность достаточно масштабная. Сам Шостакович прибегал к его услугам при записи на фортепиано саунтрэка к кинофильму «Незабываемый 1919-й», виртузность которого была его автору  уже не под силу. Этот фильм вместе с саундтрэком в силу смены идеологической парадигмы подзабыт, но не забыты и время от времени звучат по радио в исполнении Цфасмана другие его фортепианные шедевры: масштабное музыкальное полотно Джорджа Гершвина «Рапсодия в голубом», впервые исполненная Цфасманом в конце войны в Колонном Зале, интермеццо Цфасмана для кларнета и джаз-оркестра в своё время исполнял Бенни Гудмен, которму оно и было посвящено. Напомним, что Гудмен был также отмечен премией Международного Совета  музыки ЮНЕСКО.

Идея проведения международного дня джаза выросла не на пустом месте. Джазовое искусство в СССР/России было естественным продолжением классики. «Несомненно,-отмечает музыковед Александр Медведев,- в игре А.Цфасмана ощущались классические традиции, прежде всего традиции Листа. Но как джазовый пианист Александр Цфасман никому не подражал. Он сумел выработать свой, неповторимый фортепианный стиль, который узнаётся  мгновенно. Его отличительные черты – энергия, и мужественность тона, красочность звуковой палитры, филигранная техника, упругий, крепкий ритм, строгая логика голосоведения и гармонии, тончайшая отделка фактуры. Такие прославленные пианисты и педагоги, как Г.Нейгауз, А. Гольденвейзер, К. Игумнов, неизменно ставили высшие оценки своему джазовому собрату…»    

 Отмеченный в Москве  Международный день джаза под эгидой ЮНЕСКО с упором на нерасторжимые узы джаза и классики был не только оправдан, но и в известном смысле НЕОБХОДИМ!

 

@Mail.ru Rambler's Top100