home

Вы здесь

Традиции и новации дирижеров-гнесинцев: бессловесные импульсы, порождающие звук

В основе каждой программы, считают дирижеры кафедры хорового дирижирования, должна лежать концептуальная идея: программа может быть разной даже с точки зрения стилистики, однако идейный базис должен быть единый. Подтверждением этому служит Юбилейный концерт кафедры хорового дирижирования. Может быть, кому-то и показалось странным, что I отделение концерта началось с темы «Со святыми упокой» кантаты С.И. Танеева на слова А.Н. Толстого «Иоанн Дамаскин» (1884) … На самом же деле, это воплощает идею, заявленную в афише концерта, посвященного 70-летию кафедры хорового дирижирования РАМ имени Гнесиных - «Памяти педагогов-основателей кафедры». С.И. Танеев был учителем Е.Ф. Гнесиной, что делает бесспорным его непосредственное отношение к Дому Гнесиных. Основателем кафедры является К.Б. Птица - ученик дирижера Синодального хора Н.М. Данилина, с которым С. Танеев активно работал, и в общении с которым рождались музыкально-языковые решения многих его сочинений. Сама церковная тема – символ регентского дела (корня отечественной профессиональной хоровой культуры) – в то же время является поминальной молитвой об упокоении всех ушедших учителей, когда-либо работавших на кафедре.
 

Выбор главного произведения был так же неслучаен с точки зрения демонстрации исполнительских возможностей хоровых коллективов РАМ имени Гнесиных: в сопровождении симфонического оркестра академии (рук. - проф. В.П. Зива) выступали Академический хор дневного отделения академии (рук. - проф. Д.А. Онегин) и Академический хор музыкального училища имени Гнесиных (рук. - П.А. Савинков). Дирижировал кантатой педагог-гнесинец А.А. Кубышкин, полностью осуществивший подготовку исполнения сочинения как с хором, так и с симфоническим оркестром. Это стало возможным благодаря прекрасной традиции кафедры – продолжать обучение на кафедре оперно-симфонического дирижирования, что позволяет дирижерам овладеть навыками управления разными исполнительскими составами и исполнять произведения самых различных музыкальных жанров: оперы, симфонические циклы, кантаты, оратории и т.д. Ярким примером удачного сочетания двух профилей подготовки могут также служить такие имена, как А. Соловьев, Д. Тарасов, Д. Кирпанев, В. Кирьянов.
 

II отделение концерта, выстроенное по принципу контраста, было, в первую очередь, представлено сочинениями, считающимися золотым фондом хоровой музыки XX века, и принадлежащими перу таких композиторов, как А.С. Аренский, В.И. Мурадели, В.Я. Шебалин, А.А. Егоров, А.С. Ленский и др. Некоторые сочинения, прозвучавшие в программе, были в свое время исполнены под руководством впервые именно педагогами-гнесинцами: например, концерт «Пушкинский венок» Г.В. Свиридова на стихи Пушкина, впервые прозвучал в исполнении Московского государственного академического камерного хора под управлением профессора В.Н. Минина, возглавлявшего в то время Государственный музыкально-педагогический институт имени Гнесиных.
 

В продолжение доброй традиции участия студентов-гнесинцев в исполнении новейших сочинений современных композиторов, ансамбль современной хоровой музыки ALTRO CORO (рук. - доц. А.С. Рыжинский), представил мало известные российскому слушателю работы зарубежных композиторов, написанные в XX-XXI веке.
 

Дирижировали на концерте педагоги РАМ имени Гнесиных - выпускники разных лет: Д.А. Онегин (1980), А.А. Соловьев (1998), А.Е. Покровский (2001), Н.Ю. Степанова (2004), А.С. Рыжинский (2005), А.А. Кубышкин (2010). Каждый из них демонстрировал свою собственную манеру дирижирования, стиль, энергетику, а пластичный хор отражал в своем звучании многомерную глубину интерпретаций: от проникновенной сдержанности, элегического спокойствия и строгой элегантности - до прозрачной задушевности и безбрежного веселья.
 

Каким же образом запускается сложный механизм взаимодействия дирижера с хором? Вопрос ли это простого накопления проверенных временем ЗУНов (знаний, умений, навыков) и коммуникабельности – научиться понимать друг друга, так, чтобы каждый раз рождался творческий союз - или результат тщательно планируемого учебно-воспитательного процесса с учетом динамично меняющейся образовательной среды, в которой студенты циклично сменяют друг друга?
 

Дирижер, считает заведующий кафедрой хорового дирижирования С.А. Чуков, должен обладать широким кругозором, разбираться в тенденциях искусства сегодняшнего дня. «Узкокультурный» хормейстер обречен на «однобокие» интерпретации и ориентацию лишь на определенный период (например, русский романизм). Знания в области литературы (особенно поэзии), живописи и т.д. стимулирует образное мышление, зрительный и слуховой ряд. Дирижер, обладающий широким кругозором в смежных областях знаний, владеющий своей профессией, получает авторитет, а, главное, право интерпретировать произведения, где основой служит их образное содержание, исходя из которого выстраивается подход к интонированию текста. Не зря многие композиторы выбирают определенных поэтов, близких по мелодике стиха, идее. Так, С.И. Танееву был близок Ф.И. Тютчев, Я.П. Полонский, К.Д. Бальмонт, Г.В. Свиридову – С.А. Есенин, В.Я. Шебалину – М. Танк (Е.И. Скурко), Р.Г. Бойко – А.С. Пушкин.
 

Существуют два неоспоримо важных умения, которыми должен обладать будущий дирижер хора: понимать законы вокала и владеть игрой на фортепиано. В своей статье «Время и люди» один из деканов дирижерского факультета гнесинского вуза, профессор Л.А. Попова пишет, что дирижеру необходимо понимать хор как «особый музыкальный инструмент, а в звучании фортепиано услышать звучание хора, ощутить певучесть звука и его тембровую окраску, почувствовать цезуры, дыхание, характер звуковедения». Фортепиано предоставляет хормейстеру возможность освоения более широкого круга сочинений выбранного для исполнения хором композитора, помогает вникнуть в партитуру, максимально приблизиться к звучанию воображаемого хора, являющегося для него основным инструментом. Чем лучше будущий дирижер владеет фортепиано, тем более полноценно выявляются особенности звучания, осознается творческая манера композитора, продиктованная спецификой его музыкального языка.
 

Что касается вокала, то дирижерам необходимо уметь решать различные задачи в области интонирования, интерпретации сочинений. Если, к примеру, он не понимает различий между исполнительской манерой, необходимой при интерпретации произведений русской хоровой классики конца XIX – начала XX в. (С.И. Танеев, В.С. Калинников) и представителями новой фольклорной волны (В.Ю. Калистратов, И.М. Ельчева), то интерпретируемые произведения обречены быть малохудожественными. Великий русский композитор М.И. Глинка писал: «В музыке, особенно вокальной, ресурсы выразительности бесконечны. Одно и то же слово можно произнести на тысячу ладов, не меняя даже интонации, ноты в голосе, а переменяя только акцент; придавая устам то улыбку, то серьезное, строгое выражение». Согласитесь, без понимания эмоционально-психологического контекста, который, в свою очередь, зависит от степени включенности в культурную картину мира, та же «улыбка» или «строгое выражение» окажутся механическими, а пение – просто физическими вдохами-выдохами и звуками, лишенными человеческого духа.
 

Блестящий французский композитор и музыкальный критик Г. Берлиоз рассуждает в своем очерке об искусстве дирижирования «Дирижер оркестра»: «Часто певцов винят в том, что они становятся наиболее опасными посредниками между композитором и публикой; думаю, это ошибка. На мой взгляд, куда больше опасность, исходящая от дирижера. Плохой певец может испортить лишь свою роль, беспомощный или злонамеренный дирижер разрушает всё. Композитор должен считать удачей, если дирижер, в руки которого он попадает, не беспомощен и злонамерен одновременно, ибо ничто не может устоять против гибельного влияния такого субъекта. Самый великолепный оркестр окажется тогда парализованным, самые прекрасные певцы онемеют и сникнут; не останется ни воодушевления, ни ансамбля; при таком дирижере благородная смелость автора будет выглядеть сумасбродством; порыв восторга будет подавлен, вдохновение грубо сброшено наземь, ангел лишится крыльев, гениальный художник предстанет кривлякой или кретином; божественная статуя окажется скинутой с пьедестала, и ее смешают с грязью, и, что хуже всего, даже самые тонкие музыкальные интеллектуалы будут не в состоянии постигнуть при этой первой встрече с произведением, как виновен здесь дирижер, не смогут обнаружить все глупости, все ошибки, все преступления, совершенные им».
 

Поэтому хоровой класс для студентов-дирижеров в Академии – это творческая лаборатория, в которой в рамках требований хоровой эстетики вырабатываются умения доносить особенности хоровых произведений разных эпох, стилей, композиторов с помощью разнообразных художественных средств, шлифуется материал для создания живого образа, выстраивается многообразный репертуар. И «выковывается» личность будущего маэстро.
 

Английский музыковед Н. Лебрехт в своей книге «Миф о маэстро. Великие дирижеры в схватке за власть» рассказывает о том, что исторически выдающиеся дирижеры обладали следующими общими чертами: острым слухом, притягательностью, зачаровывавшей оркестрантов при первом же с ними знакомстве, большими организационными способностями, телесной и духовной крепостью, безжалостным честолюбием, мощным интеллектом и врожденным чувством порядка, которое позволяло им пробиваться сквозь тысячи разрозненных нот к художественной сердцевине музыкального произведения… «Он держит взглядом весь оркестр, - пишет автор. - Каждый музыкант чувствует, что дирижер видит лично его, и более того, слышит… Он пребывает в сознании каждого оркестранта. Он знает не только то, что каждому из них следует делать, но и то, что каждый делает. Он — живое воплощение закона, и позитивного, и негативного. Руки его предписывают и запрещают… И поскольку в ходе исполнения предполагается, что не существует ничего, кроме этой работы, дирижер правит в течение этого времени миром... Один маэстро передает свои мысли и чувства взглядом, другой использует для этого все тело; одни много говорят и кричат, другие произносят слов мало, а то и вовсе не произносят».
 

Декан дирижерского факультета М.М. Апексимова твердо уверена, что сегодня у будущих дирижеров существуют широкие возможности осуществлять разнообразную профессиональную деятельность. Так, выпускник музыкального училища по специальности «Хоровое дирижирование» получает квалификацию дирижера хора и преподавателя, а также право работать в качестве хормейстера, артиста хора или ансамбля на различных сценических площадках, заниматься организацией и постановкой сценических выступлений, работать в области педагогики в образовательных организациях дополнительного образования детей, общеобразовательных и профессиональных образовательных организациях. Дирижеры –выпускники бакалавриата – получают также право руководить творческим коллективом и преподавать в системе среднего профессионального образования.
 

Дирижеры, получившие степень магистра, имеют возможность преподавать в вузе. Это, в частности, предполагает умения в области преподавания творческих дисциплин (дирижирование, чтение партитур и т.д.), чтения лекций и осуществления научной деятельности (работа над магистерской диссертацией, написание научных статей, рецензирование работ студентов-бакалавров (а на 2-м году обучения – и магистров 1-го года обучения)).
 

Для кого-то образовательные программы и учебные планы могут показаться излишне насыщенными, а «энергозатраты» трудоемкими для совершения простых движений дирижерской палочкой. А может и вправду, для рождения дирижерско-хорового сотворчества необходимо только лишь вдохновение – без всяких там психолого-педагогических «заморочек»? Возможно. Хотя лично я согласна с замечательным русским писателем М. Горьким, полагавшим, что вдохновение ошибочно считают «возбудителем работы». «Вероятно, - считает писатель, - оно появляется уже в процессе успешной работы и как следствие ее, как и чувство наслаждения ею… Сочинение романов, пьес и т.д. – это очень трудная кропотливая, мелкая работа, которой предшествует длительное наблюдение явлений жизни, накопление фактов, изучение языка». И чтобы успешно осилить путь от «скромного прислужника композитора до хозяина музыкальной судьбы» (Н. Лебрехт), студенту-дирижеру стоит не просто освоить компетенции, реализующие в музыкальных учреждениях требования Федеральных государственных образовательных стандартов, но жить в бесконечном познании окружающего мира, вкладывая в дирижерский жест не только мануальную технику, но и часть своей души.
 
 

Автор текста: Е. Н. Борисова, к.п.н., доцент кафедры языковой коммуникации РАМ имени Гнесиных

@Mail.ru Rambler's Top100