home

Вы здесь

Ч

Чупеева Елизавета

Черташ Алина, академический вокал

И быть над землей закатам,

     и быть над землей рассветам.

     Удобрить ее солдатам.

     Одобрить ее поэтам.

И. Бродский

Величие подвига народа понимаешь острее и ярче, когда чувствуешь свою непосредственную к нему причастность. Пусть воевал не ты, но осознание того, что в твоих жилах течет кровь, которая когда-то текла по венам человека, творящего победу, заставляет сердце трепетать. Я не знаю многого о моем прадеде Сергее Шабловском, но знаю достаточно, чтобы помнить его и говорить о нем с особым чувством гордости и благоговения.

Однажды в руки мне попала черно-белая фотография, сделанная моим прадедом на фронте в последний год его жизни. Она была адресована его дочери, которой не было и пяти лет, когда папка ушел воевать. Несколько фраз, написанных простым карандашом, угловатый почерк, так похожий на мой, - и этот далекий, неизвестный человек вдруг становится родным. Сколько счастья разрушено войной, сколько любящих рук навсегда были разъяты, сколько слов не сказано, и сколько величайших дел не сделано. Вся сила, весь потенциал и безграничные возможности молодого человека были брошены на ковку победы. Жизнь прерывается в один момент, когда человек полон любви – к жизни, к семье, к родителям, к каждому новому дню; он ведь знает, что погибнет, и все равно пишет эти короткие фразы на обороте фотографии.

Эти строки – всё, что я знаю о нем. И чем дольше я вглядываюсь в них, тем больше о нем узнаю. «На память от папки». Самая большая загадка – что чувствует человек, обреченный на смерть? Человек, чувствующий ее приближение? Он хочет, чтоб его помнили. Чтобы он, бывший одним из сотен тысяч убитых на фронтах войны, был для кого-то единственным героем. Так вот он – мой герой.

После 1941-го года его дочь перестала получать от него письма. Никто и не знает, где и когда точно он погиб. Он просто пропал на одном из туманных багровых полей и застыл навсегда со своей едва заметной улыбкой.

Всё, что у меня есть – это пара его фотографий и память о короткой жизни, посвященной Великой Победе. И этого вполне достаточно, чтобы каждое девятое мая, глядя на парад, думать о нем и бесконечно благодарить за мирное небо.

Чупеева Елизавета, фортепианный факультет

Каждый солдат Великой Отечественной войны — это герой. Герои — и те, кто бесстрашно совершал подвиги, и те, кто спасал раненых, кто прикрывал собой других, и те, о чьих подвигах мы не знаем. Потому что каждая минута на войне — подвиг. И человек, будучи на войне, иногда даже и не осознаёт, что каким-то своим маленьким шагом он спасает другого — того, кто рядом, а также миллионы и тысячи будущих жизней… Он не знает…

Мой прадед Елуферьев Петр Николаевич родился в 1905 году в селе Переволоки Шигонского района Куйбышевской (ныне — Самарской) области. К началу войны в семье Петра Николаевича было три дочери — Антонина, Нина и младшая — Валентина (моя бабушка). Бабушка рассказывала, что наступление военного времени в тылу проявлялось в двух вещах: в отсутствии мужчин на селе (все были мобилизованы и призваны в армию) и голоде (большая часть урожая отправлялась на фронт).

Мужчины на селе — незаменимые помощники по хозяйству, поэтому в тылу так же с нетерпением ждали, когда же кончится война, ждали их возвращения с фронта. Петр Николаевич был призван на фронт в 1941 году, стрелком 81-ой стрелковой дивизии, а в 1944 году в его родное село Переволоки пришло извещение: «пропал без вести». Повторные запросы в военную часть дали тот же результат. Отец семейства не вернулся домой после Победы, не было вестей и в последующие месяцы. Жена его теряла надежду, а односельчане негласно начали считать его погибшим.

Летом 1946 года, в один из жарких дней поры жатвы жена и две старшие дочери Петра Николаевича работали в поле. Дома осталась только младшая, Валентина, девочка десяти лет. В школу она пошла только в прошлом году из-за того, что раньше в школу мать не пускала, так как девочка плохо росла, а ближайшая школа была в селе Усолье, в 10 км, и мама говорила: «Ещё занесёт зимой по дороге». Поэтому, когда в тот летний день почтальон принес письмо, прочитать его Валя не могла, и пошла к соседке спросить, от кого. Та сказала: «Да это от папы, беги маме расскажи!»

И бабушка до сих пор помнит ту радость, когда она босиком бежала через поле, размахивая письмом. Люди спрашивали: «Куда бежишь?», а она отвечала: «Папа письмо прислал!». Она даже, увидев издалека старших сестер, крикнула им то же, но они не поверили: «Какое еще письмо? Откуда?». Так и бежала, на другой конец поля, чтобы отдать письмо матери.
Письмо было из Донбасса. Оказалось, что прадед мой в 1944 году попал к немцам в плен, а затем бежал. И история побега, на мой взгляд, тоже заслуживает внимания.
Колонну пленных немцы разделили на три части: первую часть загнали на мост, и мост взорвали; вторую — сожгли в сарае. И вот, мой прадед, попавший в третью часть, подговорил своего товарища бежать (мол, всё равно умирать). Так и бежали, лишь бы поскорее скрыться в лесу. Пока пробирались через лес, таких же беглых, вместе с ними, набралось шесть человек. В лесу они нашли бочонок со спиртом и решили выпить. Разлили — на всех не хватило, и Петра Николаевича отправили поискать еще бочонок, обещав подождать. Вернувшись, Петр Николаевич застал товарищей выпивающими: не дождались, как обещали. Обидевшись, он не стал пить вместе с ними. Через несколько минут все выпившие были мертвы: спирт оказался отравленным (немцы, зная, что русские любят выпить, часто оставляли отравленный спирт). Как здесь не подумать о судьбе! Лишь одному суждено было выжить, и, кажется, по такой прозаической причине — из-за обиды.

Вернувшись в Россию, Петр Николаевич был определен в рабочий батальон. В соответствии со специальным постановлением Государственного Комитета обороны от 18 августа 1945 года военнопленные рядового и сержантского состава недемобилизуемых возрастов направлялись в рабочие батальоны для работы в промышленности и восстановления разрушенных во время войны объектов. Петр Николаевич Елуферьев был направлен на Донбасс, в Горловку на угольные шахты, откуда при первой возможности и написал письмо в родное село, чтобы семья приехала к нему.

Вот история моего прадеда, Елуферьева Петра Николаевича, участника Великой Отечественной войны. Память о нем дорога мне, потому что не всем посчастливилось знать историю, особенно с деталями, своей семьи. Наверняка, таких историй тысячи, но одна из них — моя собственная. И мой прадед для меня — герой. Он научил своих дочерей никогда не отчаиваться, какие бы испытания не выпадали на их долю, и я горжусь этим жизненным настроем, который достался мне в наследство, благодаря ему.

@Mail.ru Rambler's Top100