home

Вы здесь

Р

Татьяна Рябинкина, ИТК, композиция
Ростовская Алена, академический вокал
Владислав Романчиков,фортепиано
Викентий Ровда, Инструменты эстрадного оркестра
Мария Рузанкина, музыковедение

Татьяна Рябинкина, ИТК, композиция

В Великой Отечественной войне у меня участвовали многие родственники, но один дед умер еще до моего рождения, говорят, он до самой смерти был буквально «нафарширован» осколками снарядов. Другой дед служил в разведке. Он рассказывал об отступлении в первые месяцы войны, когда без еды и воды солдатам приходилось преодолевать по бездорожью по 70-80 км в день! Его тоже уже нет в живых. Брат одного из моих дедов, дядя Яша вернулся с фронта в родную деревню Талица без ноги. Он еще до войны был влюблен в красавицу Ангелину, но не был красавцем, и девушка даже не смотрела на него. После войны кавалеров поубавилось, а верное чувство дяди Яши, не сразу, но все-таки завоевало сердце Ангелины. Они прожили долгую, счастливую жизнь, и когда Ангелина ушла из жизни, дядя Яша не прожил без нее и недели. 

Ростовская Алена,  академический вокал

Поколения сменяют друг друга, и семей, в которых бы старшие рассказывали о своем личном участии в войне, становится всё меньше. Наступит такой день, когда никого из участвовавших в защите нашей Родины в страшные годы уже не останется в живых. Но означает ли это, что со смертью наших дедов и прадедов умрет и память о тех событиях и героях? Конечно, нет.

Так сложилось, что в моей семье некому было рассказать о том времени, а потому узнала я о них только с уроков истории, уже учась в школе. Однако самое яркое впечатление и шокирующее осознание всего того, что происходило в нашей стране в 1941-1945 гг. я получила во время участия в школьной театрализованной постановке про Зою Космодемьянскую. Играть храбрую партизанку хотелось многим девочкам и роль поделили на три части: «Зоя до войны», «с товарищами во время боевых действий» (эта часть досталась мне) и «шествие на казнь». Спектакль прошел на «ура», а мы, юные школяры, прониклись всей душой к этой девчонке, ненамного старшей нас (она умерла всего в 18), отдавшей свою жизнь за спасение Отечества.

Так кто же она была, эта первая женщина, уже посмертно удостоенная звания Герой Советского Союза? Михаил Горинов в своей статье пишет: «В приведённых воспоминаниях и документах Зоя Космодемьянская предстает перед нами натурой сложной, утончённой, романтически-возвышенной, болезненно реагирующей на несовершенство мира, его несоответствие высоким идеалам...» Видимо, это отчаянное стремление к высоким идеалам и побудило её, приговоренную к смерти через повешение, стоящую с табличкой на шее «Поджигатель домов» на ящике под виселицей, перенесшую пытки и издевательства как со стороны немцев так и сограждан еще иметь в себе силы на вдохновляющую и пророческую речь: «Сколько нас ни вешайте, всех не перевешаете, нас 170 миллионов. Но за меня вам наши товарищи отомстят».
Казнили Зою, назвавшуюся на допросах Таней, 29 ноября 1941 года. Война еще только раскручивала свои адские жернова. Не было ни победы при битве за Москву, ни осады Ленинграда, ни Курской битвы...никто не знал как долго продлится война и чем она для нас обернется.

Зоя не успела совершить такого количества подвигов, как ее последователи. К примеру на счету у разведчицы Елены Колесовой, кстати, моей землячки, 4 пущенных под откос эшелона (и ещё 7 - совместно с другими партизанскими группами и отрядами), 3 уничтоженных машины с немцами, 6 уничтоженных полицейских пунктов, до 30 убитых немцев и полицаев. Однако Зоя была одной из первых, осознавших необратимость гибели миллионов и добровольно пожертвовавших собой ради приближения Победы. Она подожгла дома своих соотечественников, пустивших к себе немцев квартировать. Широко известно о судьбе Зои стало из статьи Петра Лидова «Таня», опубликованной 27 января 1942 г. Я думаю, эта статья послужила мощным источником вдохновения для многих молодых девушек и юношей, чьи имена теперь у нас становятся нарицательными, синонимами патриотизма, долга, чести.

Я очень благодарна своему школьному руководителю по внеклассной работе за ту постановку. Она помогла мне многое узнать о своей стране и ее героях. Но самое главное — я многое смогла прочувствовать и понять. Я считаю, что это очень важно — знакомить детей с личностями героев, делать их ближе к нам и понятней. А потому очень хорошо, что есть так много литературы и фильмов о событиях того времени, о людях, благодаря которым мы сегодня имеем самое ценное — свободу. Мы должны помнить и знать, какой ценой она нам досталась!

Владислав Романчиков, фортепианное отделение

9 мая — день Победы Советской армии над нацистской Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. Наша страна выстояла и победила, благодаря мужеству, стойкости и героизму, проявленному нашим народом. Погибли миллионы людей, но каждый из них совершил личный подвиг. Война затронула почти каждую семью. Не обошла она и нашу семью.

Мой прадедушка, Жигальцов Василий Федорович, родился в 1911 году. Жил со своей семьей в селе Ульяново, что в Калужской области. Работал конюхом. Когда началась война, ему было 30 лет. Он, как и все его односельчане, ушел на фронт добровольцем. Дома остались жена и двое маленьких детей: дочка 6 лет и сын, которому только что исполнилось 3 года. Все жители села провожали своих мужчин. Никто не знал, вернутся ли они домой, увидят ли снова своих родных.

Василий Федорович воевал простым рядовым солдатом-пехотинцем на передовой. Прошел всю войну, потом участвовал в войне с Японией. Награжден 8 медалями, в том числе медалью «За отвагу». Имел ранения, был контужен. После лечения в госпитале, в 1946 году, вернулся домой.

Бабушка, Тамара Васильевна-дочь прадедушки, говорила, что он был очень скромным и немногословным, не любил рассказывать про войну. Поэтому не могу рассказать какой-то эпизод о войне. Но главное то, что мой прадедушка делал все, чтобы приблизить долгожданный день Победы.
Больше половины односельчан не вернулось с войны. В память о погибших в центре села установлен мемориальный комплекс. 9 мая и 13 июля (день освобождения Ульяново) люди приходят сюда, чтобы почтить память тех, кто не вернулся с войны и отстоял свободу и независимость своей Отчизны, возлагают венки.

Прадедушка прожил тяжелую жизнь, прошел всю войну, голод и трудные послевоенные годы. Вместе со всеми поднимал страну из разрухи, работал. В 1973 году его не стало. Память о нем всегда в моем сердце.

Викентий Ровда, Инструменты эстрадного оркестра

«Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой» — эти слова в полной мере относятся к каждой семье в нашей необъятной стране. Но, совершенно особенным образом эти слова можно отнести к Петербуржцам — Ленинградцам — жителям города, на долю которого выпало невероятно тяжелое и жестокое испытание — блокада. Города, каждый житель которого в то суровое и страшное время, независимо от того: воевал ли он на фронте (линия которого находилась всего в 16ти км от Зимнего Дворца), без сна трудился на заводе, делая снаряды или создавая оборонительные укрепления, и даже просто выживал в нечеловеческих условиях, каждый день совершал маленький подвиг, делал свой шаг навстречу Победе.

Как же тяжело пришлось городу, который Гитлер хотел стереть с лица земли, не оставив в живых никого. После того как Ленинград был полностью окружен, полностью отрезано железно-дорожное сообщение и сухопутное сообщение, в сентябре 41го начинались интенсивные бомбежки и артобстрелы. Немцы знали, что наносят огонь по мирному населению. Вот отрывок из воспоминаний очевидца одного из первых артобстрелов:
«Немного впереди нас шел переполненный народом трамвай. Он тормозит перед остановкой, где стоит большая группа ожидающих. Раздаётся разрыв снаряда, и многие на остановке падают, обливаясь кровью. Второй разрыв, третий… Трамвай разнесён в щепки. Груды убитых. Раненые и искалеченные, в основном женщины и дети, разбросаны по булыжной мостовой, стонут и плачут. Светловолосый мальчик лет семи-восьми, чудом уцелевший на остановке, закрыв лицо обеими ручонками, рыдает над убитой матерью и повторяет: — Мамочка, что они наделали…»

В первые же дни блокады город остался практически без продовольствия — несколько из тысяч сброшенных на город зажигательных бомб попали в Бадаевские Склады, в результате пожара сгорели основные запасы продовольствия. В результате чего уже через 2 месяца нормы выдачи хлеба (а это была единственная тогда еда для горожан) упали до 250 граммов в день для рабочих и 125 граммов для всех остальных, включая женщин, стариков и детей. Что бы спастись люди употребляли в пищу все, что хоть как то можно было употребить — варили желе из столярного клея, жарили олифу, делали котлеты из папье-маше, щи из кочерыжек. Огромное количество людей стало умирать от голода и физического истощения — каждый день в Ленинграде умирало более 4000 человек, что в сто раз превышало показатели смертности в мирное время. Были дни, когда умирало 6–7 тысяч человек. Люди падали и умирали дома, на лестнице, в подворотне, на улице.

На долю города выпало еще одно тяжелейшее испытание — зима 41–42 годов выдалась нечеловечески холодной и очень снежной, морозы доходили до -40. Огромное количество людей просто замерзали насмерть на улице или дома. К тому времени уже отсутствовало электро- и водоснабжение, не работала канализация. Что бы хоть как то согреться в квартирах устанавливали маленькие самодельные печки — буржуйки, и топили их мебелью, книгами — дров уже не осталось…
За годы блокады погибло, по разным данным до 1,5 миллиона человек. Это больше, чем потери США и Англии за все время войны…

Но Гитлеру не удалось сломить волю и дух города и его горожан, которые сопротивлялись захватчикам и смерти из последних сил. Продолжалась культурная, интеллектуальная жизнь. Летом 1942 года были открыты некоторые учебные заведения, театры и кинотеатры; состоялись даже несколько джазовых концертов. В первую блокадную зиму продолжали работать несколько театров и библиотек. Не прерывало своей работы Ленинградское радио. В августе 1942 года была вновь открыта городская филармония, где стали регулярно исполнять классическую музыку. Во время первого концерта 9 августа в филармонии оркестром ленинградского радиокомитета под управлением Карла Элиасберга была впервые исполнена знаменитая Ленинградская Героическая симфония Дмитрия Шостаковича, ставшая музыкальным символом блокады. Всю блокаду в Ленинграде работали действующие храмы.

Окончательный прорыв блокады был осуществлен 27го января 1944 года. Этот день является Днем Воинской Славы и дорог каждому петербуржцу. Я думаю, сложно встретить жителя города, у кого война и блокада не унесла бы жизнь/и кого-либо из родственников. Память об этих трагических событиях, а также героизме и стойкости наших дедушек и бабушек, бабушек и прабабушек, а для кого-то мам и пап, братьев и сестер, жива и по сей день.

Я помню, как еще самого раннего детства родители приучали нас с братом к уважительному отношению к еде, учили всегда доедать до конца и ни в коем случае не выбрасывать еду, тем более хлеб. И когда я капризничал и не хотел доедать манную кашу, отец говорил: «Сынок, мы — Ленинградцы и помним, как люди от голода умирали. Относись у еде с уважением. Ешь, давай, и не валяй дурака!» Эти слова я помню до сих пор…

Мария Рузанкина , музыковедение

Не только май, но и весь нынешний 2015-ый год пройдет в России под знаком юбилея великой Победы 1945 года. Прошло уже 70 лет с тех пор, как 9-ое мая стало великим праздником настоящей Победы, с тех пор как впервые над Красной площадью раздались первые победные залпы и восторженные крики людей, с тех пор как жизнь всей страны изменилась после страшной войны. До сих пор невозможно без душевного трепета думать о тех годах, представлять все непостижимые ужасы той войны, в которой наша страна понесла, несомненно, самые большие потери. Сегодня наше поколение может только представлять те дни, обращаясь к книгам, хрониками, мемуарам, может делать свои выводы, основываясь на исторических источниках того времени. Но, наверное, самым лучшим способом составить для себя истинную картину всего происходящего тогда будут воспоминания — все то, что бережно хранит память наших дедов и прадедов. Пожалуй, только они могут поведать нам пусть не все — но нечто такое, о чем и книги никогда не расскажут, ибо это будет живой факт, настоящий, реально произошедший когда-то случай, или же череда таких воспоминаний, о которых и не прочитаешь даже.

Конечно, прошло очень много времени, и очень мало осталось тех, кто действительно был там и многое перенес. Ветераны войны, при одном только упоминании о которых должно почтительно трепетать сердце, могли многое поведать нам, и кому-то удается до сих пор слушать эти удивительные, наполненные самыми разными чувствами, рассказы, основанные на историях самих очевидцев.

Мне довелось как-то проделать очень большую работу, собирая материалы по своим дальним родственникам, жившим в Сибири. Это было давно, и цель была именно историческая, но тогда в руки мои попали очень ценные документы, которые остались от дедушкиного отца и матери бабушки. Именно они имели непосредственное отношение к войне и тем событиям, прожив всю жизнь в далекой Сибири.

От прадедушки ко мне попала знаменательная тетрадочка, толстенькая такая, — его дневник. Довольно продолжительный период жизни он его вел, записывая все переезды, дома, места, в которых бывал, людей, которых видел. Так случилось, что отца моего прадедушки в возрасте 44-х лет мобилизовали еще в Первую мировую войну, и их большая семья осталась без работоспособной силы.

К слову, этот отец моего прадеда некогда участвовал в строительстве Брянского вокзала в Москве (который ныне Киевский), и ко всему прочему был страстным садоводом. И эту-то самую страсть к садоводству он передал моему прадеду, Филиппу Федоровичу.

А вот в Красную Армию его не взяли. Зато он получил прекрасную работу — машинистом на тех поездах, которые эвакуировали людей в восточные районы страны. Много народа переселилось с запада на восток, и цех моего прадеда тоже частично попал под эвакуацию. Приехали они в Новосибирск, а поселиться там и некуда, так они один день в вагоне пожили, а потом заняли весь верхний этаж вокзала. А через два дня перевезли их в ТЮЗ, тогда еще не достроенный. Отопление было только в оркестровой яме и на галерке, туда поместили женщин с детьми, а Филиппу Федоровичу с товарищем досталось место на сцене, где было очень холодно, даже вода в стакане замерзала. Так описывал он в своем дневнике.

Не менее удивительно прекрасным человеком войны была моя прабабушка Надежда Семеновна. Настоящая девушка-фронтовик. От нее тоже ко мне попали записи — трогательные дневники-воспоминания.
Она попала на войну, записавшись в отряд добровольцев-сибиряков, которые первым делом должны были везти уже прибывшим на фронт солдатам подарки и сибирские пельмени. Попав в штаб, она стала посыльной. Ей рассказали, в чем заключается ее работа, дали полевую сумку, рассказали, как надо искать корпус, куда она должна доставать сведения, как не попасть в лапы немцу и вернуться с пакетами из корпуса благополучно домой, то есть в дивизию. Так и ходила моя прабабушка с пакетами до сентября 1944 года.

Это был человек утонченный, тонкого склада ума, чья личная жизнь неразрывно связана с войной. В ее военных воспоминаниях проходит одна главная тема — тема ее любви к Леониду, и его любовь к ней. Так случилось, что его женой Надежда Семеновна была девять дней: когда он со своим товарищем Сахаровым тянул связь по минному полю, оба наступили на противопехотную мину, Сахарову оторвало ступню, а Леня упал на вторую мину, уже насмерть. С его родителями и сестрой Надежда Семеновна хранила связь более пятидесяти лет, ее принимали как дочь.
Писала моя прабабушка в своем дневнике, что как-то в апреле 1944 года стояли они под городом Новоржевском, на отдыхе, ждали пополнения, в бой не вступали. Немцы занимали высотку, и дивизию, где была моя прабабушка, от тыла отделял только мост через речку. Как только машины и народ собрались у моста, начался обстрел. Гибли машины, люди, и прямо на глазах у Надежды Семеновны погибла девушка-фронтовичка, возвращающаяся из дома в часть. И тогда моя прабабушка подумала, что должна быть другая, более безопасная дорога. Возвращаясь из корпуса, она ее нашла, эту дорогу, напрямую, и доложила командиру тыла. Там сделали небольшой мостик через реку.

И сколько еще таких историй, перипетий событий происходило там, в то далекое и страшное время! Наверное, действительно в России нет такой семьи, где не был в роду такой человек, который прошел войну, видел ее своими глазами и рассказывал о ней следующим поколениям. Вот как наша семья, говоря о войне, вспоминает прадедушку Филиппа Федоровича и прабабушку Надежду Семеновну, так и каждая семья имеет своего героя, который навсегда останется в памяти потомков.

@Mail.ru Rambler's Top100