home

Вы здесь

Л

Ксения Лупа, ХНП
Анна Лешукова, музыкальная педагогика
Анастасия Любишина, Фортепиано
Владимир Лебедев, академический вокал

Ольга Лахнова, СНП

Великая Отечественная война. Эхо её до сих пор не затихает в людских душах. Да, мы не имеем права забыть ужасы этой войны. Мы не имеем права забыть тех людей, которые стояли насмерть, защищая родную землю, и совершали подвиги в тылу. Ведь наша память – это предостережение против угрозы новой войны.

В каждой семье России есть свой герой той войны. В нашей семье это наша прабабушка - Семерикова Любовь Владимировна - вдова участника Великой Отечественной войны, труженица тыла.

Любовь Владимировна родилась 23 августа 1923 года в Башкирии. Детство и юность прошли в поселке Красный Ключ. В семье было пять детей, все девочки. Отец работал бухгалтером в леспромхозе. Мать вела домашнее хозяйство.

В 1930 году в поселке открылась семилетняя школа, и маленькая Люба поступила учиться. В первые годы учебы, как рассказывала прабабушка, книг было мало, тетрадей не хватало. Приходилось сшивать газеты, линовать их поперек текста и использовать в качестве тетрадок.

В школе Люба вступила в комсомол, была вожатой у октябрят. Сдавала нормы ГТО, имела значок. Несколько раз выступала на соревнованиях по бегу и в лыжных гонках. В 17 лет отец устроил дочку на работу помощником счетовода. Работа нравилась, она всему училась быстро. И вскоре юная Люба легко могла выполнять обязанности бухгалтера.

18 июня 1941 года Любовь Владимировна вышла замуж за Корнева Ивана Матвеевича. Но семейное счастье было коротким. Грянула Великая Отечественная война. В августе 1941 года Иван Корнев был призван на фронт. Люба осталась работать в поселке. Через месяц она узнала, что ждет ребенка, а в апреле 1942 года родила дочку Танечку, которой не суждено было увидеть отца.

В 1942 году в поселке остались только женщины, дети да престарелые. Они взвалили на свои плечи непосильную ношу. Любовь Владимировна вспоминала, что вставать приходилось в 4 часа утра. Босиком бежали в поле, все орудия труда несли на себе. Копали и сеяли вручную. А потом сенокос, уборка хлебов. «Днём работа в поле, а вечером председатель просил составлять баланс, вести бухгалтерскую документацию», - рассказывала прабабушка. А ведь еще маленькая дочка на руках.

Жили впроголодь, всё уходило на фронт. Питались мерзлой картошкой, копали ту, что осталась на колхозных полях. Потом её мыли, сушили, выпекали хлеб. Одежда и обувь поизносилась, купить было не на что и негде, шили чирки, летом ходили босиком.

Зимой молодым девушкам приходилось работать лесорубами. Тяжелейший труд! Любовь Владимировна вспоминала: «Дали нам топоры, пилы и отправили на лесозаготовку. Деревья рубили по пояс в снегу, замерзшие, уставшие, голодные. А наш бригадир дядя Ваня с деревяшкой вместо ноги просит: «Девочки, милые, еще надо поработать, по плану 10 деревьев, а мы только 4 срубили». Мы работаем, а сами плачем. Одежду сушить негде, теплушка маленькая, отдохнем чуть-чуть и опять за работу».

С фронта приходили редкие письма от мужа. В одном из них он сообщил, что ранен под Ржевом, проходит лечение в госпитале. А потом опять долгие месяцы ожидания.

Последнее письмо Любовь Владимировна помнит наизусть: «…находимся недалеко от Белой Церкви, скоро идем в разведку». Больше писем от мужа не было. Позднее Любовь Владимировна узнала, что ее муж пропал без вести в сентябре 1944 года.

В 1945 году по комсомольской путевке Любовь Владимировна была направлена на восстановление целлюлозно-бумажного комбината в Йоханессе (Выборгский район Ленинградской области). Работа была сложной, в основном физический труд. После войны судьба забрасывала прабабушку в разные уголки нашей родины. Ей довелось работать в Эстонии, в Азербайджане, в Пермской области. После замужества в 1970 году вместе с супругом Семериковым А.Ф. она приехала на строительство КамАЗа. Её трудовая деятельность была оценена медалью «Ветеран труда».

Любовь Владимировна прожила до 92 лет. Она часто рассказывала нам, своим внукам и правнукам, о тех тяжелых, незабываемых годах, и всегда на её глаза наворачивались слёзы…

В декабре 2015 года ее не стало, но память о нашей прабабушке всегда будет жить в наших сердцах.

Ксения Луппа, ХНП

Все дальше в прошлое уходят от нас годы войны. На смену одним поколениям приходят другие. Но память о тех, кто не вернулся с кровавых полей войны, кто грудью защищал независимость нашей Родины, кто не жалея сил работал в тылу – память о них живет в наших сердцах.

Мое поколение не знает, что такое война. Мы живем в мирное время. Но пока среди нас еще живут те, кто помнит страшное время Великой Отечественной. В 1941 году  из нашего маленького села ушли на фронт 48 человек, 16 из них навечно остались лежать в чужой земле. Но память о них жива. Их имена высечены на гранитной плите на памятнике в начале Тополиной аллеи. Те ветераны, прошедшие все дороги войны, вернувшиеся в родное село, с болью вспоминали свой фронтовой путь, погибших товарищей, разоренные врагом земли. Но и они стремились к мирной жизни. Работали, не покладая рук: пахали, сеяли и убирали хлеб, трудились на ферме. Но время неумолимо бежит вперед. И вот, через 67 лет после окончания войны в нашем селе не осталось в живых ни одного ветерана. А память о них осталась, остались их воспоминания, осталось их потомство.

Наше село находится на Дальнем Востоке. До него не докатились бои, не проходила линия фронта, не ощутили на себе жители всех страданий оккупации. Но что такое война, знали все. Мужчины ушли на фронт, их заменили женщины, дети, старики. Все четыре года напряженной работы. Страх потерять близких. Слезы по погибшим. Но они выстояли, дождались светлых дней  Победы.

Мы новое поколение, не знающее войны, собираем по крупицам информацию о поколении наших предков, о поколении «детей войны». Живут рядом с нами пожилые, ничем с виду неприметные люди. Но когда начинаешь с ними беседовать, узнаешь много интересного. А война осталась в воспоминаниях этих людей с самой горькой стороны. Когда при встрече я просила что-нибудь рассказать о войне, все мои собеседники отвечали одинаково: «Да что там рассказывать. Жили мы плохо, голодно. Да ждали, когда наступит победа».  Поговорила я с Марией Николаевной Фоминой (1939 года рождения). Когда началась война, ей было всего 2 года. Что может маленький человечек помнить в два года? Но видно, человеческая память избирательна. 25 июня 1941 года отца Марии Николаевны забрали в армию. Тогда многих мужчин из села забирали. Мария Николаевна вспоминает: «Все наши односельчане собрались возле машины, на которой потом увезли мужчин. Женщины плакали. Мужчины обнимали всех, прощались. Отец уже сидел в машине. Волосы у него светлые, пышные, глаза серые. Мама подняла меня, подала отцу, он поцеловал меня, отпустил, а на глазах слезы. Вот таким он и остался в моей памяти». Отец Марии Николаевны погиб 15 августа 1945 года, «верный воинской присяге, проявив геройство и мужество», похоронен у деревни Сэохесин в Маньчжурии. Война оставила в жизни Марии Николаевны тяжелый след и горькие воспоминания: «Голодали, собирали по полям мерзлую картошку. Летом мангирь (лесной лук) рвали, лебеду, молодую крапиву. Из этой травы лепешки делали. Ещё сусликов ловили, обдирали, на костре зажаривали – тем и питались. У нас дома корова была, мы хоть молоко пили. А вот хлеба настоящего всю войну не видели. Вот так и прожили войну, никто с голоду не умер».

Когда война закончилась, Марии Николаевне было уже 6 лет. Воспоминания об этом радостном дне Победы более четкие: «Все кругом радовались. Кричали «ура», плакали, обнимались. Мы, маленькие, вокруг бегаем, понять ничего не можем. Спрашиваем у взрослых, что случилось. Нас обнимают. Кричат: «Война закончилась. Не будет больше войны». А мы глупенькие, не понимали, как это так, не будет войны. Нам объясняли: «Войны не будет, будет мир». А мы спрашивали: «Что такое «мир»? Тяжелое это время – война. Дай Бог, чтобы никогда её больше не было».

Те дети, кто родился в 1938 – 1939 году, буквально перед войной, мало что помнят. Маленькие были. Таких в нашем селе 26 человек: Аршинская Н.И, Козырева М.Н, Ерофеева П.Я, Еремеева Л.М. и другие. Почти со всеми мне удалось поговорить. Но их воспоминания в основном относятся к послевоенному времени. Всем им удалось после войны окончить 4-5 классов начальной школы. А после нужно было ходить в районный центр «Кумару» за 12 километров, где была десятилетка. Жить там неделями, а потом домой за продуктами ходить. Не у всех была такая возможность. Не было обуви, хорошей одежды. И работать все начали очень рано. Их воспоминания о войне можно записать так: «Помню я очень мало. А вот то, что всю войну родителей не видели, это факт. Они у нас с утра до ночи в колхозе работали. Мама уходила, мы спали, возвращалась, мы уже спали. Предоставлены сами себе были. В основном приглядывали за нами старшие ребята. Всю войну питались плохо. Зимой почти из дома не выходили, не в чем было. Летом было лучше с пропитанием. Нароем кореньев, ягоды собирали, да в огородах кое-что было. Да и одежда особая не нужна, все лето на речке пропадали». Вот так помнят войну те, кто были совсем маленькие.

Но есть и другая категория детей войны. Когда началась Великая Отечественная, им было по 10-12 лет. Их воспоминания более четкие, но более горькие. Это дети, у которых отобрали детство. Вместо того, чтобы учиться, они пошли работать.

Например, Оноприенко Николай Прокопович  (родился в 1931 г.). Говорит, что из детства сразу шагнул во взрослую жизнь. «Работать пошел сразу с началом войны. Помогал взрослым на полях. Нам, детям, доверяли лошадей. Мы их поили на речке, купали. На лошадях возили с полей сено, зимой дрова из леса. Вручную косили сено. Весной помогали взрослым пахать, сеять, осенью убирать урожай. Вот так всю войну. Как же нам было трудно. Но мы все понимали, что своим трудом помогаем приблизить победу».

Тысячи амурских детей работали на предприятиях области, на полях колхозов. Наравне со взрослыми дети переносили тяготы военного времени. Собирали посылки с книгами, теплой одеждой, отправляли на фронт. На их хрупкие плечи легли непомерные тяжести тыла. Они в один день стали взрослыми. Вместо того, чтобы играть в куклы, машинки, догонялки и другие детские игры, дети военной поры брали в руки лопаты, грабли, садились за руль трактора, брали под уздцы лошадь и шли работать.

Можно много говорить о детях войны, о их детстве, которого не было. Память о войне надо бережно хранить, чтобы наши потомки тоже помнили  подвиги солдат, и трудовой героизм тех, кто оставался в тылу. А также о тех маленьких детях, кто нес на своих плечах непосильную ношу военных лет.

Девиз: «Никто не забыт, ничто не забыто» - это не только дань прошлому, но и устремленность в сегодняшнее героическое настоящее. В способности помнить, любить, дорожить, ценить заключена огромная нравственная сила, которая помогает человеку глубже понять себя, оценить своё достоинство, разобраться в окружающей жизни.

Анна Лешукова, музыкальная педагогика.

С каждым годом всё больше времени проходит с окончания Великой Отечественной Войны, а память о подвигах наших отцов, дедов и прадедов хранится в наших сердцах. Из уст в уста передаются в семьях сведения из жизни тех великих людей, отстоявших Родину в 1941—1945 гг. Война застала каждую семью, коснулась всех граждан того времени. И моя семья тоже не является исключением.

Мой прадед по отцовской линии, Воронин Иван Семенович, прошёл всю войну и встретил Победу в мае 1945 г. в Берлине. Он был контужен, но достойно дошёл до самой Германии, откуда и прибыл домой с Победой и медалями. Однако признан ветераном прадедушка был спустя долгие годы, уже в глубокой старости.

Прадедушка и прабабушка по маминой линии (Пироговы Афанасий Иванович и Антонина Парфёновна) всю жизнь прожили в абсолютной глухоте и не могли разговаривать (были глухонемыми). Но это не помешало им служить во благо Родины. Они работали в тылу на заводе в Челябинской области, каждый день, не покладая рук. Афанасий и Антонина помогали в изготовлении снарядов для нашей армии, начищали их, проверяли на готовность. После окончания войны они прожили еще долгую жизнь. Мне удалось в детстве застать и прабабушку и прадедушку, с помощью дедушки и мамы даже получалось немножко пообщаться с ними с помощью жестов. Афанасий Иванович рассказывал, что, конечно, нелегко было, ничего не слышав, жить и трудиться. Они с прабабушкой все время боялись даже выйти на улицу, потому что не могли слышать звуки приближающейся сирены и разрывающихся снарядов. Я не перестаю удивляться, как люди, не имевшие возможности ни слышать, ни разговаривать, смогли выжить в таких тяжёлых условиях.

Война не оставила никого из людей нашей страны равнодушными. А задача нашего поколения — достойно почитать память наших дедов и прадедов, чтобы было, о чём рассказать нашим детям.

Анастасия Любишина, Фортепиано

Годы Великой Отечественной войны стали для нашей страны самыми тяжелыми. Потери СССР во много раз превысили потери остальных стран антигитлеровской коалиции, при этом общий вклад в победу во многом был привнесен борьбой советских людей. Война, не знавшая границ ни жестокости, ни бесчеловечности, коснулась каждого человека и до сих пор отзывается отголоском в настоящем. Для русского солдата было огромной честью защищать свою Родину. Несмотря на все неоправданные жертвы, поломанные судьбы, тысячи разрушенных городов, наш народ не терял веры и еще больше объединялся для победы над мощным врагом. Массовый героизм народа изумлял и врагов и союзников. Цена победы оказалась слишком высока. За годы Великой Отечественной войны погибло и умерло около 27 миллионов наших соотечественников, огромное количество приходится на мирное население. Но были и те, кто прошел всю войну от начала до конца и выжил! Те, кто дожили до Великой Победы.

В этом эссе я хочу рассказать о своём прадедушке Шарошкине Егоре Никифоровиче. Родился он в 1919 году. Я никогда не видела его и могу рассказать о нём лишь со слов моего деда Шарошкина Виктора Егоровича. В 1939 году мой прадед ушёл в Армию и попал на Финский Фронт. Не успел вернуться домой с Финской, как началась Великая Отечественная Война, куда направили и его. По словам моего дедушки, прадед рассказывал, что войска были лыжные, потому что по-другому передвигаться пехоте не представлялось возможным. Война проходила в Северных районах. Прадед вспоминал сильные морозы. Рассказывал про отдельные тяжёлые моменты. Однажды нужно было взять очень сильно укреплённый рубеж. Доты противника располагались на высоте и были защищены толстым слоем резины. Наши солдаты наступали снизу. Обзор у противника был очень хороший. Наши солдаты подвергались обстрелу. Только начнут атаку — тут же приходилось ложиться, укрываясь от пуль. Пули наших солдат отскакивали от резиновых дотов. И наступление терпело крах. «А потом» — вспоминал прадед — «привезли нашим солдатам специальные разрывные патроны». Пули вворачивались в резину и разрывались внутри. Этими патронами наши солдаты взорвали доты противника и, взяв высоту, пошли дальше по Финскому фронту.

Во время Великой Отечественной войны прадедушка служил в батальоне разведки. Языков брали, в разведку ходили. Прослужил он на фронте с самого начала Великой Отечественной Войны и до конца. Дедушка мой вспоминает рассказанные ему его папой Егором Никифоровичем отдельные моменты с этой войны. Рассказывал он, как брали языков. Мороз помогал нашим разведчикам. Обмундирование немецких солдат не было рассчитано на лютые российские морозы. Немецкие часовые замерзали, и нашим разведчикам не составляло труда брать их в плен. Наши разведчики были одеты в валенки, меховые шапки, дублёнки, и когда наступали особые морозы — шли в атаку.

Ещё один случай, рассказанный моим дедом: «Из расположения послали солдат воды набрать. Воды набрали в бидончики и назад. Началась бомбёжка. Снаряд разорвался рядом. Недалеко дерево лежало. Мы за это дерево спрятались, и снаряд в другом месте разорвался. Я перепрыгнул сразу в воронку, а товарищ не успел. И следующий снаряд точно в это дерево попал. Друга не стало, а я живой. И таких много случаев было со мной на войне».

Всю войну прадед мой был на передовой и пришёл домой без ранений. Ни разу не был он серьёзно ранен! Егор Никифорович дошёл до Кёнигсберга, где и встретил Победу. Много наград было у прадедушки: «Орден красной звезды», «Медаль за отвагу», «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией» и другие. После войны он работал в пожарной службе. Затем был председателем сельсовета.

Егор Никифорович дожил до пенсии, но на пенсии пробыл всего два года. Умер он в 62 года от рака пищевода. Мы очень любим нашего прадеда и чтим память о нём и его подвигах.

Владимир Лебедев, академический вокал

Мы имеем счастье жить в великой стране, в стране с величайшей на планете историей, хотя бы только потому, что ни одна страна мира не имеет стольких героев, скольких родила наша многострадальная Родина. И мы, как граждане своей страны, мы плоть от плоти ее героев — наших героев, наших победоносных дедов и прадедов, известных нам и многих забытых или неизвестных, усилия и жертвы которых явились ценой общей победы, а порой растворились в сухой статистике потерь и безликих цифрах.

В роду моей семьи по праву назвать героем я могу своего прадеда, воевавшего в годы Великой Отечественной войны. Все, что я о нем знаю, это — то малое, что я слышал от своей бабушки, но и это малое знание о нем, безусловно, заслуживает моего преклонения перед ним.

Звали его Пачкурный Артем Ефимович. По рассказам моей бабушки, это был статный и красивый по внешности, сильный физически, с прагматичным и волевым характером человек, но, в сущности, с доброй душой. С первых дней войны он добровольцем ушел на фронт. Все 872 дня он был защитником блокадного Ленинграда, в составе одного из батальонов 284-го стрелкового полка он охранял путь сообщения с блокадным городом по Ладожскому озеру, так называемую «дорогу жизни». Еще бабушка моя рассказывала, как во время блокады, в ситуации жесточайшей экономии в расходовании пищи и страшного голода, жутких смертей, мой прадед спас от голодной смерти одну семью, выкармливая их свои пайком. После войны эта семья разыскала моего прадеда, выразив ему беспредельную благодарность за спасение.

После Ленинграда прадед Артем принимал участие в операции по освобождению Венгрии на южном крыле советско-германского фронта. Там он уже был командиром батареи. В боях, он получил тяжелейшую контузию, после чего 19 дней лежал в госпитале без сознания, борясь за свою жизнь. И он выжил, выжил ради того, чтобы вновь быть полезным и необходимым для достижения победы над общим врагом, посягнувшим на нашу землю. После продолжительного восстановления своего здоровья, он снова пошел на фронт, и встал в строй.

После войны он поступил в педагогический университет, успешно его закончил и впоследствии работал директором школы в Украине, в г. Тульчине, преподавая детям историю и право. Вот — то малое, что я узнал от своей бабушки о своем прадеде, герое нашей семьи.

Подводя некий итог к моему повествованию, хочется сказать, что чтить и помнить наших героев, дорогих нашему сердцу, это не пустое бахвальство, но это наша большая ответственность. Поскольку те, кого мы называем героями, это люди — ориентиры, которые не словами, но личным примером всегда задавали «планку» нравственности, мужества и самоотверженной любви к своему Отечеству. В этой связи, помня, чьи мы внуки, и на кого мы ровняемся, мы не имеем права жить «мельче», тем самым предавая заслуги наших победоносных предков. Хочется пожелать всем нам, в это непростое время, быть достойными их памяти и их побед ради светлого и прекрасного будущего нашего Отечества!

@Mail.ru Rambler's Top100