home

Вы здесь

Ж

Екатерина Жарова, компьютерная музыка и аранжировка

Екатерина Жарова, компьютерная музыка и аранжировка

В нашей семье о Великой Отечественной войне знают не только по учебникам истории. Моей бабушке было десять лет, когда в ее жизнь с тревогой и болью ворвалась война.

Фашисты вошли в деревню буднично, без боев и выстрелов. Старая смоленская дорога, по которой наступал и отступал Наполеон, наполнялась бронетехникой, грузовиками, мотоциклами, сотнями, тысячами немецких солдат. В течение нескольких суток никто даже не мог перейти дороги. Гул…пыль… Осознание пришло позже — оккупация. В воздухе тревожно и сумрачно, хоть и светило июльское солнце. Жестокость фашистов проявилась, когда партизаны стали напоминать немцам, что они не у себя дома. И тогда начались показательные казни партизан, на которые сгоняли всю деревню — так фашисты устрашали.

Очень скоро деревенские узнали о предателях среди своих — они одели форму полицаев. Полицаи были более жестоки и коварны, хорошо знали местность, все лесные тропы, знали в лицо жителей деревни. Но женщины ничего не боялись. Они тайно собирали хлеб, молоко и оставляли в тайниках для партизан. Это было очень рискованно…

Самое страшное, вспоминает бабушка, это было потерять маму. С тревогой о маме дети падали от усталости, с тревогой о маме тянулись долгие часы перед рассветом. Дети не боялись фашистов, они боялись потерять маму. Когда положение на фронте поменялось и «наши» перешли в контрнаступление, Старая смоленская дорога снова наполнилась немецкими солдатами, они спешно отступали. Измотанные боями, голодные, обмороженные, раненые — они были жалки…

Моей бабушке было двенадцать лет, когда она с другими детьми начала помогать фронту. Голодной весной 44-го подростки и женщины сеяли первые семена на освобожденной от фашистов земле Смоленщины. Дети часто подрывались на минах, умирали от голода и тифа. Пережили это время не все…

Весть о победе не была радостной…пока шла война, была надежда: отцы, мужья, братья, сыновья вернутся. Теперь, глядя в даль на дорогу, плакали…плакали ночами женщины…плакали от голода дети в полуразрушенных, осиротевших домах. Горькой была победа…мужчины в село не вернулись…родная деревня так и не стала прежней — цветущей.

Семьдесят лет спустя на Старой смоленской дороге запустение, брошенные избы, не паханы поля. Заросли ковылем обелиски братских могил. До сих пор не погребены с почестями павшие воины в смоленских лесах. Мы так и не восстали из этого горя и войны. Невидимый, коварный враг шествует по нашей Родине. А поле битвы — наши сердца. Равнодушие и опустошение… никому не нужен ветеран, когда он болен и у него нет денег на лекарства. Ветеран войны нужен лишь к 9 мая, как атрибут мероприятия. Это горькая правда о 70 годовщине победы. Это горькая правда о нас и наших героях.

P. s.
Моя бабушка, Дьячкова Екатерина Павловна, имеет 7 правительственных наград за доблестный труд (в том числе как работник тыла). Перенесла два инфаркта, инсульт.

@Mail.ru Rambler's Top100