home

Вы здесь

Б

Елена Белова, ФНИ
Ярослав Бычков, орк. фак-т, струнные
Екатерина Борисова, ХНП
Илья Бокаев, ФНИ
Сергей Бобков, ФНИ
Ирина Богданова, оркестровые струнные инструменты
Вадим Бакланов, музыкальные инструменты эстрады
Татьяна Бойко, фортепиано
Евгения Бобкова, музыковедение
Алексей Бударин, инструменты эстрадного оркестра

Елена Белова, ФНИ

На календаре начало мая. На улицах раздают Георгиевские ленточки. На Красной площади готовятся к Параду! Повсюду распускаются тюльпаны. Все напоминает о том, что скоро годовщина Великой Победы советского народа над фашистской Германией.

Когда я была маленькая, мы с моим дедушкой ходили на военный парад в нашем городе. В этот праздничный день он надевал свою праздничную форму. Его грудь была усыпана орденами. И хоть он не принимал участия в боевых сражениях, для меня он навсегда останется героем.

Мой дедушка, Белов Борис Егорович, родился в 1926г. в городе Рыбинск. В 1945г. он был призван в ряды Красной Армии. Некоторое время он пробыл в учебной части, а потом его направили служить в Маньчжурию связистом. Он ждал, когда поступит информация о наступлении вражеских войск. Наушники находились на них так долго, что нередко из ушей шла кровь…

После окончания войны мой дед решил посвятить свою жизнь службе Родине. Он поступил в военное училище в Хабаровске и окончил его в звании лейтенанта. После училища моего дедушку направили на службу на Сахалин, а затем – в Подмосковье. Спустя годы он стал подполковником. Его не стало в 2002г…

Сейчас мы живем в спокойное время, и часто забываем о том, что за мирное небо над головой должны благодарить наших бабушек и дедушек. Они защищали Родину, а мы всегда будем ими гордиться!

 

Бычков Ярослав,  орк. фак-т , струнные

Великая Отечественная война 1941-1945 годов — знаковое событие в нашей истории. Она отразилась на каждой семье нашей страны, независимо от того, воевали ли люди непосредственно на войне или трудились в тылу. Многие семьи потеряли отцов, сыновей, дочерей, жён. Это было трагическое время. Но также и время великого подъёма духа, беспримерного героизма и мужества нашего народа.

Безусловно, самым страшным моментом было начало войны. Внезапное нападение хорошо организованной немецкой армии повергло людей и руководство страны в шок. Несмотря на нечеловеческие усилия, мы не могли остановить войска противника, пока они не подошли к Москве. И какой же огромной была радость нашей первой победы, когда мы смогли отстоять столицу нашей Родины, остановили фашистские полчища прямо у стен Москвы.

Но кроме таких счастливых страниц, нам предстояло ещё много тягот и лишений, тяжёлых сражений. Тут же началась блокада Ленинграда, продолжавшаяся около 3 лёт. За ней последовала тяжелейшая и сложнейшая эвакуация: рабочие переносили огромные заводы вглубь страны, эвакуировались люди искусства — писатели, художники, музыканты. Люди искусства тоже не сидели без дела. Шостакович служил в пожарной команде Ленинградской консерватории, а в свободное, творческое время сочинял свою знаменитую «Ленинградскую» симфонию.

Дальше были кровопролитные сражения под Сталинградом и на Курской дуге, выигранные нами с большим трудом. Но мы победили в них, и уверенность снова появилась у нашего народа. Мы уже знали, что сможем выиграть войну. Но всё давалось нам большой ценой, фашистские войска не уступали нам ни куска земли без боя. Ещё одной трагической страницей стало поголовное истребление советских евреев. Не выжил из них почти никто, как и в других частях Европы. Страшная машина Геноцида сделала своё дело.

Какова была радость, когда в 1944 году мы, наконец, вышли со своей территории и погнали фашистов прямо до Берлина, и ещё большей была радость Победы.

В моей семье непосредственно никто не воевал. Но мои родственники всю войну продолжали честно работать и трудиться на благо нашего народа. Кто-то из них был ещё слишком мал, чтобы работать, а кто-то, несмотря на юный возраст, уже трудился на заводе. Например, моя бабушка Анна в свои 16 лет после эвакуации из деревни трудилась на заводе, который выпускал снаряды и гражданское оборудование. Моя бабушка работала в гражданской секции, но это ничуть не умаляет её труда, ведь на войне нужны не только снаряды и патроны, а самые обычные вещи для жизни. А ещё на войне нужно смелое, мужественное и доброе сердце, и наш народ показал, что оно у него есть.

 

Екатерина Борисова, ХНП

Великая Отечественная война – это война, в которой большинство людей погибло из-за бомбардировок, голода и ранений. Спустя годы мы помним и чтим героический подвиг наших предков, которые спасли нашу страну от порабощения, тем самым, подарив нам возможность жить в свободной стране и гордиться ей! Память о защитниках нашей родины навечно останется в наших сердцах и в нашей памяти. Я хочу рассказать про одного из них – дядю моей матери.

К сожалению, я его совсем не помню. Помню только, что зовут его Анатолием. Мама много мне про него рассказывала. Он прошел то, что не пожелаешь самому злейшему врагу своему – концлагеря. От одного только названия идут мурашки по коже. Много было там названий перечислено, но одно я запомнила точно – Освенцим. Это комплекс немецких концлагерей и лагерей смерти, располагавшийся в 1940—1945 годах к западу от Генерал-губернаторства, около города Освенцим, который в 1939 г. указом Гитлера был присоединён к территории Третьего рейха, в 60 км к западу от Кракова. Тысячи людей внутри этого лагеря гибли каждый день ни за что.

Дядя Толя находился в этом лагере не так уж и долго, но этого было достаточно, чтобы ощутить, что такое пытки фашистов. Но в один прекрасный день произошло чудо! 

В этот день фашисты проводили как обычно свои опыты над людьми: запускали либо в газовые камеры, либо просто сжигали заживо. Так вот дядя Толя попал именно под такую раздачу. Был достаточно теплый день. Но все настроение испортили немецкие военные, которые пришли и начали собирать людей по группам. Сначала прошла первая группа, вторая, затем третья...Очередь дяди Толи стремительно приближалась. Она даже уже почти дошла до него, как вдруг…Немцы не ожидали, что на территорию могут проникнуть русские солдаты…Они ворвались, и освободили оставшихся живых из «лагеря смерти». Люди со слезами на глазах говорили солдатам «спасибо» и падали на колени! 

Так произошло чудо. Тысячи людей уже сидели и думали о своих последних минутах жизни, но наши смелые русские солдаты не позволили фашистам убить всех до единого ни в чем неповинных людей.

Сейчас почти в каждой семье есть тот человек, которого так или иначе коснулись страшные события Великой Отечественной Войны. Память их нужно чтить, подвиг их не забывать. Поучиться нынешней молодежи у них отваге, смелости, чувству глубокого патриотизма к своей Родине

 

Илья Бокаев, ФНИ

«Народ, забывший свою историю, обречен повторить ее вновь» - эти знакомые до боли слова обретают особую актуальность сейчас, когда их можно читать, к ужасу, буквально. Поэтому, чтобы сохранить и закрепить память о героических и трагических событиях нашей истории, о истории лично моих родственников, участвовавших в Великой Отечественной войне, считаю необходимым вспомнить и изложить её.

Мой прадедушка по линии папы, Петр Тарасович Каргин (1912-1986) в годы Великой Отечественной войны был пулеметчиком. Во время событий Орловско-Курской дуги попал в немецкое окружение, из которого бежал, пробираясь  ночами через окружение в течение нескольких суток, и добрался до родного дома в селе Знаменское Орловской области. После освобождения Орла был направлен в штрафной батальон, хотя вины его в том, что он оказался дома, а не погиб, не было. Дошел до Восточной Пруссии (Германии), до города Кёнигсберга, где его и застал конец войны. Был награжден медалями «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», «За взятие Кёнигсберга»,  имел наградные часы. На войне получил 6 тяжелых ранений и сам удивлялся, как не погиб, воюя в составе штрафбата… После последнего тяжелого ранения был демобилизован и после войны  работал в колхозе  кузнецом.

 Его брат, Дмитрий Тарасович Каргин (около 1920 – около 1980), вернулся с войны без руки, впоследствии много лет был директором общеобразовательной школы в селе Знаменское Хотынецкого района Орловской области (ныне МОУ "Знаменская средняя общеобразовательная школа им. Р.И. Вяхирева").

Другой брат моего прадедушки Иван Тарасович Каргин (около 1915  - 1975) получил на войне тяжелое ранение и с фронта вернулся без ноги.

Погиб на фронте родной брат моего прадеда Петра Тарасовича Каргина – Михаил. С фронта пришла «похоронка», что он погиб, геройски защищая родину.

Один из старших братьев моего дедушки по линии папы, Александр Петрович Бакаев (1922 – 1984) также воевал и был удостоен медали «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». В боях за Кёнигсберг он был контужен – при взрыве бомбы у него лопнула барабанная перепонка.

 Другой старший брат моего дедушки, Анатолий Петрович Бокаев(1920 – 1968) воевал, попал в фашистский плен, был отправлен в концентрационный лагерь, из которого трижды безуспешно бежал. Был освобожден при наступлении  наших войск.

 В заключение хотелось бы привести замечательные слова А.П.Чехова: «Прошлое связано  с  настоящим непрерывною цепью событий,  вытекавших одно из другого. Дотронешься до  одного конца,  как дрогнет другой».

Сергей Бобков, ФНИ

Великая отечественная война затронула каждую семью. Все советские люди, от малых детей до стариков, трудились на благо нашей Победы. И моя семья, мои родственники не стали исключением. Все они внесли свой вклад в достижении свободы и независимости своей Родины.

Мой дед Иван (по материнской линии) прошел всю войну. Не успел он закончить военное училище в звании лейтенанта, как сразу был призван на фронт, в самом начале немецкого вторжения. Он был разведчиком, прошел путь от Львова до Берлина, имел ранения, был награжден многими орденами и медалями. Наивысшая из них — Орден Красной звезды.
После окончания войны Иван завершил военную службу, и некоторое время работал в Берлине, после чего он переехал в Москву, где и познакомился со своей будущей супругой, моей бабушкой, Антониной.

Бабушке Тоне в момент начала войны было всего 15 лет. Училась она в Рязанском ФЗО и получила профессию токаря. Ей и ее родным приходилось отрабатывать не одну смену на заводе. Неоценим подвиг людей, которые трудились в тылу!

Когда фашисты вторглись в деревню, деду Геннадию (по отцовской линии) было всего девять лет. В таком юном возрасте он пережил страшную трагедию: на его глазах немцы расстреляли партизан, среди которых был и его отец… Для него это осталось тяжелым потрясением на всю жизнь.

Дело происходило на смоленской земле. Деревня долго находилась под оккупацией немцев, а после освобождения пришлось восстанавливать хозяйство, делать все возможное для снабжения фронта сельскохозяйственной продукцией. А моя бабушка Светлана в июне 1941 г. была совсем малышкой — всего четыре года. Но и в ее детской памяти сохранились воспоминания о том, как с Белорусского вокзала провожали родных на фронт. К сожаленью, никто из них домой не вернулся. А ее отец, Дмитрий, занимал должность начальника охраны комбината по производству ткани для парашютов. В страшные дни наступления немцев на Москву, ему было дано задание, в случае захвата противником столицы, комбинат подорвать. В конце лет 1941 г. бабушка с детьми эвакуировалась на Алтай, и только после окончания войны она вернулась в столицу.

Неоценим подвиг героев, которые кровью и потом добывали эту долгожданную Победу! Все, без исключения трудились на благо нашей Родины. Мы всегда будем помнить наших родных, которые подарили нам ЖИЗНЬ!

Ирина Богданова, оркестровые струнные инструменты

Моего прадедушку, Мирошникова Василия Павловича, я не застала в живых. Он умер 5 января 1988 года, я же родилась в апреле 1996. Поэтому всё, что я о нём знаю — это рассказы моих родных, которые помнят и любят его.

Каждое лето, как только начинались каникулы, внуки приезжали в гости к Мирошниковым в тёплый южный город на Дунае, город русской славы Измаил. На вокзале всегда встречал прадедушка — стройная подтянутая фигура его была хорошо видна на перроне, к нему бежали радостные дети и внучки бросались к нему на шею.

Деда Вася (так его звали внуки) отличался военной выправкой, продолжал служить и на пенсии — в охране воинской части. А в те дни, когда он был дома, на нём была уборка дома, закупка всяческих вкусностей — фруктов, ягод и прочих южных деликатесов. Прадедушку невозможно было видеть расстроенным или уставшим, он всегда умел найти повод для улыбки, часто шутил, рассказывал забавные (именно забавные!) истории своей военной службы. Например, история о том, как прибившийся к части пёс стал охотиться на лис, а потом и на кур была настолько смешной, что все хохотали и просили «добавки». Но ничего страшного или героического о своей службе деда Вася не рассказывал. Прабабушка Таисия Ефимовна добавляла значительности: рассказывала о том, что Василий Павлович в воинской части всегда в передовиках, что он — лучший политинформатор, а по стрельбам у него твёрдая «пятёрка»!

О прошлой, о героической своей военной службе, прадедушка рассказывал мало. Историй этих и не было бы, если бы не спрашивали внуки, почему он плохо слышит на одно ухо. «Контузия, — отвечал Василий Павлович, — мне повезло». Дело было так, что он нёс донесение в штаб, доставил, отрапортовал, а как только отошёл недалеко от штабного блиндажа, туда попал вражеский снаряд. Прадеда отнесло взрывной волной, а когда он очнулся, ничего вообще не слышал, в голове гудело сильно. После слух восстановился, но не полностью. Потому он в разговоре иногда поворачивал голову, как бы прислушиваясь повнимательнее.
Со своими двумя внучками, с девочками, прадедушка не часто вспоминал о войне. Видимо, думал, что не женское это дело — война, да и страшное было время, о котором вспоминать совсем не хочется…

Делился прадед военными рассказами, чаще курьёзными, только в мужской компании. Позже тесть его, мой дедушка, вспоминал историю о том, как во времена блокады Ленинграда, воинская часть прадеда стояла в Ораниенбауме. Было лето, провиант был очень скудным, а недалеко, в лесу, поспела малина.

И солдаты, среди которых был Василий Павлович Мирошников, решили на свой страх и риск выйти в лес, чтобы полакомиться ягодой. Подошли, стали собирать лесные витамины, и услышали немецкую речь. Оказалось, что солдаты противника тоже пришли по малину! Все застыли, приготовили оружие, но никто стрелять не стал. И та и другая сторона ушла из лесу к своим окопам, собрав малину… Не стреляли, потому что это был не бой и не разведка, было равное желание не убивать друг друга просто так.

Внуки находили в шкафу, в коробке награды деда Васи, которые он надевал только в День Победы. На фото он с ними, строго и гордо смотрит вдаль. Так строго он смотрел только телевизионные новости о происходящих в мире событиях, всегда интересовался историей, выписывал газеты, тщательно подбирая материалы для своих выступлений в части, подчёркивая красной ручкой цитаты из сводок новостей.

О том, насколько страшной была война, о подвигах и трудностях прадедушка действительно вспоминать не любил. О том, как он заслужил свои военные награды — два ордена Красного Знамени, медали «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда» своим внукам не рассказывал. Сегодня я могу узнать немного о том из сайтов, которые собирают информацию о солдатах Великой Отечественной. О прадедушке я нашла вот такие документы:
Он был офицером, заместителем командира полка. Закончил войну прадедушка в Бессарабии, освобождая её от румынских войск, союзников фашистской Германии. Как рассказывал мне мой дедушка, Василий Павлович после войны занимался подготовкой молодых резервов Советской армии: учил ходить в атаку, форсировать водные преграды.

После войны появились новые награды у моего прадедушки, он ведь продолжал служить. А в 1985 году он получил новую юбилейную — орден Отечественной войны II степени. И без лишнего пафоса продолжал работать в своей воинской части. В свои 80 лет сдавал зачёт по стрельбам на «отлично» и по-прежнему вёл политинформации в части. Советской армии дедушка отдал 52 года своей жизни — он служил в ней с 1936 г.

Его не стало зимой 1988, он простудился на боевом посту, заболел и скоропостижно умер от сердечного приступа. Он никогда не жаловался на сердце. А сколько случилось пережить сердцу солдата, мы никогда не узнаем. Он очень любил и берёг своих родных, всегда был для них щедрым и гостеприимным. Пожалуй, единственный раз он восполь-зовался своим званием ветерана только для того, чтобы расширить жилплощадь — перебраться из маленькой однушки в двухкомнатную хрущовку, ведь летом в гости приезжали дети и внуки, им надо было где-то расположиться.

Похоронили моего прадедушку с воинскими почестями в городе Измаиле Одесской области, на Украине, где он служил в послевоенные годы и до самого конца своих дней. Теперь его могила за границей. С распадом Советского Союза наша семья оказалась в разных странах. Но долгое время связи сохранялись.

Сегодня даже не могу себе представить, как он смог бы пережить то, что происходит в соседней стране, в которой ветеранами войны стали называть бывших предателей, бандеровцев, прислужников фашистов. Случись это раньше, мне кажется, он и в свои 80 лет ушёл бы в ополчение, потому что он был настоящим офицером и защитником своей Родины — Союза Советских Социалистических республик и воевал с фашизмом до великой Победы.

Бакланов Вадим, музыкальные инструменты эстрады

Война… Она никогда не меняется. Меняются причины, методы, технологии, геополитическая составляющая. Но ужас войны всегда один! И те, кто встретился лицом к лицу с этим ужасом, уже никогда не будут прежними. Война меняет людей: из кого-то она делает героев, из кого-то — убийц. Разница лишь в том, с какой стороны смотреть. Поэтому те, кто прошел войну, не любят называть себя героями, как и не любят рассказывать о войне. В моей семье уже не было в живых дедушек, когда я родился, да и фронтовиками, насколько мне известно, они не были. Поэтому я расскажу о фронтовом герое из другой семьи, не менее близкой и значимой, из семьи дорогого и любимого мне человека.

Федоренков Василий Фёдорович, родился 17 сентября 1924 года в деревне Скороходово Бельского района Калининской области. На фронт ушел добровольцем в апреле 1942 года, в возрасте неполных 18 лет. Участвовал в боях на Сталинградском, 2-м Украинском, 2-м Прибалтийском фронтах. Был три раза ранен, один раз -17 декабря 1942 года во время Сталинградских сражений. Со слов Василия Фёдоровича: «Мы — автоматчики, бежали за танками. На моих глазах немцы подбили два танка, они загорелись. В то время танкисты пытались выбраться из танка, их накрывал огонь противника. Я не добежал метров 200 до траншей обороны немцев, в воздухе рвались шрапнельные снаряды, и меня ранило, рядом лежало несколько убитых моих товарищей. Тогда были сильные морозы, меня подобрали санитары, наши войска прорвали оборону и пошли вперед».

День Победы Василий Фёдорович встретил в Прибалтике, в Латвии (где еще шли бои по ликвидации группировки немцев между г. Тукумсом и Либавой) в сарае: в это время проводилась курсовая подготовка офицеров.

После окончания войны служил сверхсрочно до 1948 года, так как возвращаться было некуда: родная деревня была полностью разорена оккупантами, мать была расстреляна за помощь партизанам, все жители деревни сожжены.

После демобилизации заочно окончил сельскохозяйственный техникум и финансово-экономический институт. Вся трудовая деятельность Василия Фёдоровича была связана с сельским хозяйством: 18 лет работал в совхозах главным бухгалтером, 25 лет — в Министерстве сельского хозяйства РСФСР начальником отдела финансирования и учёта. Трудовую деятельность закончил в 1995 году. В 1999 году была определена вторая бессрочная группа инвалидности по ранениям на фронте.

Семья Василия Фёдоровича состоит из четырех человек: он, жена, дочь и внучка.
За участие в военных операциях награжден орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды, медалями, в 1973 году в Министерстве сельского хозяйства РСФСР — медалью «За трудовое отличие».

Татьяна Бойко, фортепиано

Россия — великая держава! Сколько испытаний она пережила, сколько радостей и несчастий, побед и поражений! В каждом уголке нашей страны с гордостью вспоминают Великую Отечественную войну — тяжелое время 1941–1945 года. Современному поколению трудно представить, сколько потрясений и переживаний было у наших прабабушек и прадедов в то время; что чувствовали они, находясь каждый день на волоске от смерти, боясь не дожить до следующего дня. Люди боролись за право жить в мире, за себя и за близких, они совершали подвиг мировой величины, надеясь на счастливое, свободное будущее Родины!

В моей родной Белгородской области так же проходили напряженные военные действия. Думаю, самое известное — Прохоровское танковое сражение (12 июля 1943 г.), в результате которого именно храбрые русские воины одержали победу. Мы с семьей не раз приезжали туда, чтобы почтить память наших близких и знакомых. А городу Старый Оскол, где я живу, не так давно присвоено звание Города Воинской Славы.

Мне немного известно о своих предках, участвовавших в военных действиях. Но я знаю о том, что моя прабабушка Роза Николаевна, которой сейчас 90 лет, является ветераном труда, имеет множество наград за храбрость и отвагу. Она работала на протяжении войны в тылу, помогала своей матери Анне, работавшей в госпитале. Она рассказывала о том, как изо дня в день видела тяжело раненых бойцов, изнывавших от голода и боли, как не было ни минуты отдохнуть — всем нужна была помощь. Бабушка говорила, что эта работа закалила ее характер, сделала стойкой, способной выдержать все жизненные трудности, но, конечно же, она с горечью вспоминает о смерти, которая была всюду вокруг нее. А брат ее, Виктор Сиротин, как я узнала не только от бабушки, но и из газет, участвовал в обороне Севастополя, за что ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Он был летчиком, попавшим в плен; был тяжело ранен, но сумел выжить и выбраться из рук захватчиков.

Я горжусь своей семьей за то, что подарили мне мирную и счастливую жизнь.

Евгения Бобкова, музыковедение

Нет в России семьи такой,
Где б не памятен был свой герой.
И глаза молодых солдат
С фотографий увядших глядят…
Этот взгляд — словно высший суд
Для ребят, что сейчас растут.

Нет в России семьи такой… которую не затронула война. Она принесла много горя и слёз почти в каждую русскую семью. Наше поколение, едва ли не последнее, заставшее в живых ветеранов Великой Отечественной. Наши бабушки и дедушки застали войну маленькими детьми, из их рассказов, и рассказов прадедов мы понимаем, что в буквальном смысле, живы благодаря им и их подвигу…

Мою семью война тоже не обошла стороной. Два моих прадеда прошли войну, но, к сожалению, они умерли задолго до моего рождения, поэтому я знаю о них только из рассказов бабушек и дедушек.

Мой прадед, Песков Пётр Иванович, вместе с семьей и моим дедом, которому на момент начала войны было всего 4 года, всю войну пробыли в Москве и ее окрестностях. Прадед был полковником, служил на производстве автомобильных деталей, и был сборщиком транспорта. Дед рассказывал, как они прятались в метро во время бомбёжек, как было страшно. По окончании войны Пётр был удостоен награды. К сожалению, так как мой дедушка был совсем маленький, он мало что помнит. Да и прадедушка скончался в 1951 от болезни.

Другой мой прадед, по маминой линии, Кумпиков Иван Григорьевич, занесен в Книгу памяти. Он тоже прошёл всю войну, и прожил после войны еще долгую жизнь. Он был непосредственно в наступлении, несколько раз был ранен, его освободили от службы по состоянию здоровья в 1944 году. Бабушка родилась только через 7 лет после войны, поэтому знает о ней только по рассказам родителей.

Уже давно нет в живых моих прадедушек и прабабушек, но мы помним о них, о том, на какой подвиг они пошли ради нас, своих детей…

Алексей Бударин, инструменты эстрадного оркестра

Записано со слов знакомого.

Когда всепомнящий кинематограф в очередной раз оживит на экранах Парад Победы, вглядитесь в стройные шеренги сводного полка Карельского фронта, открывающего шествие победителей на Красной площади 24 июня 1945 года. Во втором ряду вторым со стороны Мавзолея чеканит шаг макеевчанин Петр Андреевич Дзюба. «Равнение — на середину-у-у

В конце мая 1945 года его вызвали в штаб батальона и ошарашили: «Мы вас зачислили в Москву для участия в Параде Победы». «Служу Советскому Союзу!» — сугубо по Уставу ответил 23-летний солдат. Конечно, после военных испытаний в Заполярье, после участия в кровопролитном освобождении Севастополя… — это был истинный подарок судьбы.

По прибытии в Москву сводный полк Карельского фронта разместили в палатках недалеко от Тимирязевского парка. Отвели приличный стадион, приставили духовой оркестр и…«Шагом марш!». Ежедневно 6–8 часов кряду — строевая, плюс полтора километра ходу от палаток к стадиону. И все с песней. Когда запевал сержант Диденко, родом с Полтавщины, казалось, останавливалась вся Москва, чтобы послушать украинского соловья. Случилось как-то, что занемог Диденко. Так вся «игра» остановилась.

— Поднимайте его с койки. Маршировать не заставляйте, пусть только берет первым голосом! — приказал командир сводного полка, тоже привыкший к эликсиру бойцовской песни.

Кстати, жители столицы просто задаривали участников будущего парада цветами, красивые девушки цепенели перед видом героев. Командиры враз стали добряками, хоть к ранам прикладывай. Да ко всему еще — барское питание обеспечили. Три раза в день усаживали за стол. Приходит, бывало, Петр Андреевич обедать, а на белой скатерти — душистый хлеб, колбаска, салат, яблоки, не говоря уже, что будет еще первое блюдо, второе и третье… А еще на каждого солдата — по пачке «Кубани» и «Беломора» да бутылочка водки на пятерых.

И вот настал день самого главного марша победителей. Рано утром карельцы прибыли на машинах к Мавзолею. И… расстроились. Начал моросить дождь.
— Петя, дождь — ерунда. Нам бы не проглядеть правительство. Говорят, вон по тем ступенькам будет подниматься, — внушал Дзюбе сослуживец.
— Смотрю, идет Сталин. Как бы один, особняком. Идет устало, почти старчески, — рассказывал нам Дзюба десятилетия спустя (в 90-е работал сторожем в «Вечерке»). -Жаль, елочки мне мешают, но все же я разглядел — Сталин грузный, лицо явно отекшее. Совсем он не тот — смуглявый, на вид 45-летний, какого я не раз видел на экране. Мне даже жалко стало его. Я почему-то захотел, чтобы он был помоложе. Стоял ведь праздничный послевоенный день. Да и не знал я тогда, что далеко не все чисто с «отцом народов».
— Равнение на середину-у! — пронеслось над площадью.
Ударил оркестр из 1400 музыкантов и под его гром на белом коне от Спасской башни стал приближаться к середине плаца трижды Герой Советского Союза маршал Жуков. С противоположной стороны на своем вороном двигался командующий Парадом дважды Герой Советского Союза Рокоссовский. Объехав войска, они словно утонули в залихватском «ура-а-а!» Эх, если бы я был писателем… — почесывал затылок Петр Дзюба.

— Что дальше-то было, Петр Андреевич?

— 42 секунды ходу мимо Мавзолея мое сердце билось так, что передать невозможно. Мы шли, как говорится, чеканя шаг, и казалось, что весь мир гордится каждым поименно. Тем более что завершающая колонна Парада бросила к подножию Мавзолея 200 знамен и штандартов разгромленных немецких войск. Затем еще пару дней мы оставались в столице, отдыхали, вспоминали о военных буднях. И без конца смеялись. Как хорошо, думал я тогда, что в Заполярье, спасаясь от цинги, насильно пил противный чай из хвои, заваренный в бочке. Иначе выплюнул бы зубы, как многие мои товарищи… И как бы я сейчас смеялся? В Москве мне казалось, что из фронтового ада я въехал прямо в рай, — вздохнул ветеран. А вздыхать ему было о чем. В первые месяцы войны у Петра погиб младший брат Дмитрий. Поэтому за второго брата — Григория — переживал больше, чем за самого себя. К счастью, обошлось.

«Ты мне живым нужен»

Сам Петр Дзюба был отчаянным разведчиком. В районе Ондозера (Карелия), несмотря на глубокие январские снега и майские топи, доставлял с товарищами ценную информацию для командования, а то и «языков» с немецких позиций живьем припроваживал.

— Пока не попал в госпиталь с тяжелейшим воспалением легких. Шестнадцать суток лежал без сознания под «бутылем» (капельницей), а когда, наконец открыл глаза и попросил есть, старая врачиха, имевшая двух сыновей-фронтовиков, подвернула простынку, села на его койку и заплакала: «Не думала я, Петя, что ты выживешь», — рассказывал нам Дзюба.

Выжил, но в разведку уже не подошел: носил тело пулемета («Максима»). Однажды, пожалев хрупкого однополчанина из Казахстана, Петр взвалил на себя станок пулемета, который, накренившись, чуть не утопил его в болотах.

— Сынок, брось эту железку — ты мне живым нужен, — крикнул по-отцовски комбат и, как вспоминают дети Петра Андреевича, он эту историю вспоминал не раз и благодарил командира за свое второе рождение. Хотя трудно сказать, каким по счету оно было. Ведь в тот же час только выбрались из трясины, только окопались и заняли оборону, а немец как дал с минометов. Ранило Дзюбу в той мясорубке. Один осколок вытащили сразу, а другой носил ветеран в себе 39 лет, пока в 1982 году доктор Бендер в Макеевке не вынул свинец из плеча.

— Так вот, за тот бой, а солдат не покинул огневые позиции даже будучи раненым, наградили его орденом Славы III степени. Украшала грудь фронтовика и медаль «За освобождение Заполярья», другие награды. Но все же в 1945 году командование, видимо, чувствовало за собой некий должок перед солдатом. Потому и отобрало Дзюбу в Москву на Парад Победы.

Отвоевали братья за поколение вперед.

…После войны Петр Андреевич поступил на службу в пожарную охрану МКХЗ, где проработал 38 лет, пока не ушел на производство, чтобы заработать пенсию поприличнее. К слову, когда его — вчерашнего бойца, отправили в Харьков в школу пожарных, там — на военном заводе — он встретил свою суженую Зинаиду Ивановну. Воспитали вместе троих детей. От них пошло четверо внуков и четверо правнуков.

— Жаль, что в этот День Победы, собравшись за праздничным столом, мы уже в шестой раз с горечью выпьем за помин души Петра Андреевича, — сдерживая слезы, говорит его сын Николай Петрович — в прошлом электрослесарь подземный, и уже много лет — водитель «Макеевугля». — Отец не любил рассказывать о себе на войне. Но по его трудолюбию и ответственности мы чувствовали — в годы испытаний он не мог быть другим. В нашей родне он человек особый.

…Надо полагать, что фронтовое прошлое отца призывно действовало и на Николая Петровича: он рвался в Афганистан. Но Бог миловал. Видимо, три старших Дзюбы отвоевали за несколько поколений вперед. И в этом их негласный подвиг

@Mail.ru Rambler's Top100